Демарш Муфтия на Кул Шариф

В последний год по одному из главных символов духовности татарского народа мечети Кул Шариф был нанесен серьезный, почти сокрушительный имиджевый удар. По большому счету, на повестку дня поставлен вопрос: сохранит ли эта мечеть свой высокий статус Соборного храма или она будет просто одной из 53 казанских мечетей,  выделяющейся на фоне остальных лишь своей архитектурной привлекательностью? Итак, давайте разбираться во всем по порядку.

Как известно, в народе с самого первого дня своего возрождения Кул Шариф воспринимали как Соборную мечеть Татарстана, как главный храм всего татарского народа. Высокоторжественный вид Кул Шарифа и его расположение в самом центре казанского кремля ежедневно питали это распространенное убеждение.

Смущало людей одно – странный юридический статус мечети.  Строго говоря, это была не мечеть, а музей, который находится в ведении государственного заповедника «Казанский кремль». Но еще больше смущало мусульман то, что исламская умма была полностью отстранена от решения ее кадровых вопросов. Мечеть Кул Шариф возглавляли не имамы, а музейные работники, назначаемые на эту должность светской властью. Вот бы, к слову, особо горячим головам поднять шум по поводу вмешательства государства в дела религии, но по известным причинам ваххабитская братия в данной связи годами проявляла удивительное молчание. Впрочем, речь не о них. Можете ли Вы себе представить, чтобы в какой-то части мира мусульмане не имели влияния на свою главную мечеть? И чтобы ею руководил экскурсовод? Это просто бред!

Многие мусульмане знали о подобном позорном положении вещей, но закрывали глаза. Поскольку мечеть возглавлял яркий, харизматичный мусульманский деятель Рамиль хазрат Юнусов, вне всяких сомнений, один из самых лучших мусульманских религиозных проповедников г. Казани. Зачем шуметь, если имам многих устраивает? Поэтому и мирились с его унизительным для всех статусом музейного работника. Но речь тоже не о нем, а о статусе мечети Кул Шариф.

В последние годы вопросы религии обрели в Татарстане особое внимание. Так, в РТ помимо Ураза байрам был объявлен праздничным и Курбан байрам, приобрел официальный статут День принятия Ислама. А воссоздание силами государственных деятелей древнего Булгара, где ежегодно проходит самое масштабное религиозное действие татарского народа т.н. Жиен, стало практически национальной идеей татар всего мира. И наконец, впервые в Администрации Президента РТ было создано управление по взаимодействию с религиозными организациями, что лишний раз подчеркивает все возрастающую роль религии в нашем обществе.

На фоне всего этого участие главы республики в праздничных намазах уже не кажется чем-то удивительным. Однако напомню, что при Минниханове это также стало происходить впервые. Кто-то, все еще находящийся во власти старых шаблонов мышления, возможно, полагает, что походы Минниханова в мечеть – всего лишь пиар. Но так может думать только неосведомленные злопыхатели или просто невежды.

Когда я, будучи главным редактором журнала «Минарет», на кануне 1000-летия Казани брал в Кремле интервью у Шаймиева М.Ш., то попросил главу пресс-службы сфотографировать Президента с четками в руках, чтобы наш Бабай был на обложке журнала в образе эдакого татарского бабая, что несомненно придало бы ему дополнительный авторитет. «У Минтимер Шариповича авторитета столько, –  ответили мне, –  что ему незачем повышать его четками в руках». Так вот, Минниханов – это кадровая школа Шаймиева. Его авторитет и влияние также куется реальными делами и продуманными служением многонациональному народу Республики, а не дешевым популизмом. Поэтому накануне праздничного намаза, как мне рассказывали знакомые телевизионщики, Президент РТ строго на строго запретил журналисткой братии превращать его частную жизнь в информационное событие: «Минем артымнан йоремэгез!» («Вслед за мной не ходите!»).

Прошу немного потерпеть тех, кто еще не понимает, к чему я веду свой разговор, а пока давайте все же докопаемся до внутренних пружин действий нашего Президента. Как известно, бронежилет власти прочно врастает в кожу. Человеку, облаченному в этот наряд, уже сложно дышать, не чувствуя его ежесекундного давления. Когда человек въезжает после всенародной инаугурации в Кремль, цитадель власти, и  восседает на Президентский трон, что-то, как я полагаю, должно поменяться в его мироощущении. Невозможно стоя на самой вершине социальной пирамиды смотреть на жизнь как простой обыватель. Здесь начинают мыслить другими категориями, совершенно в другом масштабе, одно из измерений которого – ответственность за судьбу своего народа. Думаю, любой национальный Президент проходит подобную трансформацию и начинает понимать, что быть вместе со своим народом во всем и до конца – этого его нравственный, моральный долг. Это его призвание. Миссия, возложенная на него (историей или Богом). Поэтому, праздничный намаз Президента – это акт солидарности со своим народом, обряд единения с духовным началом своей нации.

И все же осмелюсь предположить, что Минниханов ходит на намаз в первую очередь по личным мотивам. Будучи до мозга костей настоящим татарином, он, как и многие, также испытывает простую человеческую потребность в своей сопряженности с духовным началом татарского народа.

«Но какое отношение имеет частная жизнь Минниханова к заявленной теме?» – возможно, уже недоумевает кто-то из читателей. А дело вот в чем. Как мы знаем, Минниханов в принципе светский человек. И как известно из практики, светские люди, порой, более «осторожны» в религиозных вопросах, чем постоянно практикующие верующие. Они в вопросах духовных боятся ошибиться, сделать что-то не так, осквернить по незнанию сакральность момента. И вот представьте такого Минниханова, который решает идти на намаз. Возникает вопрос: куда пойти? Если бы для Минниханова это была политическая пиар-акция, то ответ очевиден: надо под прицелами телекамер идти в высокоторжественную Соборную мечеть Кул Шариф. Но он выбирает мечеть Марджани.

Мне кажется, личный намаз для Минниханова это, возможно, единственная ситуация, когда стальной человек, у которого все под контролем, вдруг становится незащищенным, открытым, ранимым, ибо здесь вдали от политики и борьбы интересов он раскрывает свою душу. И сделать это в музее, да еще под руководством музейного работника для него просто немыслимо. У него в голове не укладывается нечто подобное! Если бы Минниханов не был светским человеком, то возможно, он относился бы к этому по-другому, немного проще. Но ему хочется, чтобы редкий, а потому особенно трогательный момент сакральности случился «по-настоящему», чтобы ничто его не осквернило и не очернило. И поэтому он выбирает не музей с высокими колоннами, а пусть маленькую, но зато веками намоленную мечеть Марджани.

Честно говоря, мне несколько неловко затрагивать частную жизнь гражданина Минниханова, анализировать его внутренние мотивы, но дело все в том, что все его поступки оказывают на общественную жизнь мощное влияние. Минниханов – Президент. А значит каждое его действие в т.ч. и из частной жизни, приобретает особе звучание даже если он сам того не хочет. Мечеть, в которой Хан совершает свой намаз, автоматически в сознании людей превращается в Соборную. А потому его выбор в пользу Марджани уводит Кул Шариф с авансцены на вторые роли.

И вот здесь мы начинаем понимать, что уместный для своего времени статус Кул Шарифа как музея сейчас начинает играть с татарским народом злую шутку. В результате, мы можем потерять Кул Шариф как Соборный храм. И нужно отдать должное Муфтию РТ, который не побоялся вступить в борьбу за главный символ духовности татарского народа и поставить вопрос о том, что Кул Шариф не должен быть музеем, а мусульмане не должны быть отстранены от решений по вопросам его внутренней жизни. Кому-то хочется видеть в Ильдус хазрате подкаблучника власти. Однако эта его последняя инициатива, которую можно истолковать как демарш против государственной собственности, и недавняя его твердая позиция, которую стоит поставить в пример некоторым муфтиям, против «Хранительницы» заставляют даже злопыхателей признать несостоятельность придуманного ими образа.

Мы часто мним себя великими титанами и забываем, что на самом деле все мы лишь крошечные пешки в руках истории. Мы что-то планируем, за что-то боремся, даже не подозревая, что все уже решено, в Святохранимой Скрижали уже все давно предначертано. Наша роль – лишь исполнить то, что нам предписано. Но, порой, нашего узкого ума хватает заметить лишь то, что у нас под носом. Так что же происходит с Кул Шариф? Кто-то говорит, что ничто не изменилось: Рамиль хазрат как был заместителем директора музея, так и остался вторым человеком. Кто-то скажет, что он, напротив, был повышен в должности: из музейного работника возведен в ранг имама. Третьи будут настаивать, что все это подковерная борьба духовенства за высокий минбар и шуршащий поток садака. Но лично мне подобный уровень дискуссии не интересен. Мне кажется, сквозь бурлящую пену страстей по текущим событиям важно увидеть горизонт истории, глубокий пласт глобальных смыслов. Пройдет время: не будет ни Файзова, ни Юнусова, ни Минниханова, но мечеть Кул Шариф, возрожденная из многовекового небытия, по-прежнему будет стоять. Ин ша Аллах! И если взглянуть на сегодняшний день с этой высоты, то на наших глазах свершается эпохальное событие, проступающие контуры которого мы пока еще не замечаем в полной мере. Мечеть Кул Шариф переходит из рук светской власти в руки самих мусульман, меняет унизительный статус музея на статус Соборной мечети. А значит, наполняется глубинным содержанием один из главнейших символов духовности татарского народа. Возможно, те, кто сейчас находится в гуще событий, движимы лишь собственными интересами. Но на самом деле их руками творится история.
Страницы: 1  2  
Абдуллах
6 Апреля 2012 07:44:42
статья плохая. непонятно,человек сам верующий или нет. я хоть не из татарстана но знаю,что муфтий ваш нынешний не выборный,и правильно кто-то писал что муфтий и вабще хатыб должен быть выборный. думаю, если большинство прихожан опросить они выбирут Рамиля. в чем же дело? автор видимо до сих пор комсомолец))
islamHEmym
6 Апреля 2012 15:34:41
тут давно и всегда так ... не парьтесь зря ... в каждом интернет-ресурсе ответсвенность это оставновиться вовремя
Temir-han
6 Апреля 2012 15:37:26
Ассалам алейкум всем! У меня один вопрос к вам, братья-татары. А что такое "традиционный" ислам? Точнее, какой ислам для татар является "традиционным"? Ханафитский? Джадидский? Суфийский? 
Если гововрить о ханафитском, то в определенное время он был тесно связан с суфиями (Утыз Имяни, Тубыли, Каргалы, Камалов, Расулев, "ваисовцы" и др.) Но в настоящее время суфийские традиции у татар практически утеряны. Так значит, нынешние татары-ханафиты, но не суфии - "нетрадиционные"? А если они "традиционные", то получается что в 18-20 веках упомянутые мною шейхи были "нетрадиционными"? Иначе, зачем их преследовала царская власть? (За что сослали Тубыли, например? То что ему было инкриминированно - это же шито белыми нитками). А как быть с теми, кто является муридами нетатарских (среднеазиатских, турецких, дагестанских) шейхов? Они "традиционные" или нет? А с джадидами как быть? Если "джадидский" ислам в настоящее время нетрадиционен, то как тогда быть с такими учеными как Марджани, Фаизханов, Курсави, Бигиев? Получается, что они тоже были "нетрадиционными"? А если они были "традиционными", то получается, что нынешние салафиты (ваххабиты, тахрировцы, ихвановцы и пр. в вариациях), которые на 90 процентов озвучивают те же тезисы джадидов (критика суфизма и таклида) тоже "традиционные"? Буду благодарен всем, кто ответит мне на эти вопросы.
Эйнштейн
6 Апреля 2012 16:11:15
Все относительно, брат.
Традиционность также связана с пространственно-временными характеристиками, то есть с местностью, историей временем. То есть то что традиционно в одном месте, не традиционно в другом месте. В последнее время слово традиционность также понимается как полностью лояльный к государству ислам. Так что не надо искать абсолютное в относительном понятии. 
Страницы: 1  2  

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Уважаемые читатели сайта «Исламский портал», представляем вашему вниманию правила комментирования на нашем сайте.

1. Запрещаются любые оскорбительные высказывание в адрес ислама и личности нашего Пророка Мухаммада (с.а.в);
2. Не позволяются высказывания оскорбляющие другие религии и сеющие межнациональную и межрелигиозную рознь;
3.Запрещается любая ненормативная и оскорбительная лексика;
4.При комментировании статей и постов, не разрешается переходить на личности. Просим вас высказываться по существу обсуждаемых проблем и тем;
5.Запрещается выкладывать гиперссылки на другие Интернет-ресурсы;
6. Не разрешается в комментариях публиковать большие цитаты и куски чужих текстов. Формулируйте и высказывайте свою точку зрения. Цитирование возможно, однако, в меру.

Редакция «Исламского портала» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не соответствуют правилам сайта.

С уважением,
администрация
Islam-portal.ru