Меняются ли масштабы и цель национализма в Европе?

Меняются ли масштабы и цель национализма в Европе? 27 Декабря 2010

В Германии национализм приобретает новый размах, прилагаются старания для того, чтобы он стал приемлем не только на улицах, но и в салонах.

В последние месяцы в странах Западной Европы каждый день приходится слышать о какой-либо новой словесной или физической выходке националистов. Или в каком-то городе они, приняв невинный вид, под названием «гражданской инициативы» выступают против строительства мечети, или же открыто и грубо выступают с лозунгами «в мою деревню мусульмане не войдут». Или же из уст бюрократов самого высокого ранга вылетает какое-то слово, а после того, как оно достигло своей цели, следуют извинения. Так проводится кампания вражды против ислама и мусульман.

Но сейчас слышно не только пыхтение нескольких сот шествующих со свастикой по улицам бритоголовых неонацистов в армейских ботинках. Не только демагогические речи тайных агентов-провокаторов, направляющих это небольшое стадо. Уже и высшие слои бюрократии позволяют себе высказывания националистического содержания. В качестве примера можно привести члена совета директоров Немецкого федерального банка Тило Сарразина, который с издевкой высказался о проживающих в Берлине арабах и турках. Или же председателя конституционного суда земли Северный Рейн-Вестфалия Михаэль Бертрамс, призывающего к вражде с исламом и мусульманами.

Согласно исследованиям, проводимым в последнее время, националистические партии или были на грани исчезновения, или исчезли. Самое большое количество голосов (1,5%) набирала только Национал-демократическая партия Германии  (NPD). Это привело к следующим явлениям: вражда к иностранцам в целом, к исламу и мусульманам в частности теряла свою динамику роста. В таком случае, что следовало сделать? Следовало придать новый масштаб национализму. Следовало национализм не в форме антисемитизма, а антиисламизма, сделать, по выражению самих немцев, «salonfaehig», т.е. приемлемым не только на улицах, но и в салонах. В ведущихся на высшем уровне разговорах и спорах следовало прямо назвать противников – турков и арабов (т.е. мусульман) и обеспечить свободное ведение таких дискуссий. Естественно, не называя все это расизмом - «Rasismus» или ультраправой позицией – «Rechtsradikalismus». А как? «Снятием табу ради разрешения проблемы интеграции».

Когда речь идет об исламе и мусульманах, новым названием для шовинизма и национализма, не считающихся с правами человека и равенством и объявивших одну группу людей по причине их религии и нации козлом отпущения главных проблем страны, стало это – «снятие табу».

Когда примерно 50 лет назад в Германию в качестве «гастарбайтеров» были приглашены турки, из своих деревень привезены в большие города и на самых грязных и тяжелых работах прикладывали все силы, чтобы заново отстроить страну, которую война сравняла с землей, похоже, никому не приходило в голову: однажды эти люди приживутся в этой стране, привезут свои семьи, заведут детей. Они будут заниматься торговлей, откроют лавочки, создадут «малые стамбулы». И не только это – они откроют мечети, станут поклоняться в них и будут способствовать тому, что об исламе – самое меньшее, хотя бы это название – услышат во многих местах. Тысячи немцев приняв ислам, станут мусульманами.

Да, то, что не мог никто даже вообразить 50 лет назад, сейчас стало действительностью Германии, и боящиеся даже тени заинтересованные круги, желающие сохранить свой статус-кво, очень этим недовольны. Если одни открыто говорят о своем недовольстве распространением ислама, другие же ссылаются на экономические проблемы (не только Германии, но и экономические проблемы всего мира, экономический кризис). Например, тот же Тило Саррази говорит об арабах и турках, которые не приносят никакой пользе экономике и ничего не производят. Он утверждает, что, как и албанцы в Косово, турецкое население, увеличившись, займет господствующее положение в стране. И даже, снизойдя до издевательства, говорит, что турки и арабы, не работая, живут на государственное пособие, а вся их работа заключается в том, чтобы производить девочек в платках.

Судья Бертрамс же непосредственно подстрекает протестантов против мусульман. «Закройте перед ними ваши двери», - говорит он. По его словам, нельзя равнять ислам с христианством, и постулаты ислама противоречит Конституции Германии. Разве это не называется натравливанием людей на какую-то религию или группу? Если бы судья Михаэль Бертрамс, являющийся председателем конституционного суда, целями своих высказываний вместо ислама и мусульман сделал другую нацию и другую религию (какая это нация и какая религия, очевидно), он тут же стал бы целью многочисленных лобби, был бы вынужден уйти в отставку и закончил бы свою карьеру.

Христианство начало распространяться в Европе из Македонии примерно через 50 лет после рождения Исы (а.с.а). Спустя 263 года Римская империя была вынуждена отменить свои законы, направленные против этой новой религии. Спустя 67 лет после отмены этих законов в 380 г. н.э. христианство стало официальной религией Римской империи. Деспоты и заинтересованные круги того времени, мобилизовав все свои возможности, не смогли противостоять распространению Истины.

В наши дни, в эпоху развития коммуникаций деспоты и заинтересованные круги в Европе, объединив свои силы, делают все для того, чтобы помешать быстрому распространению ислама в Европе. Но по воле Аллаха естественное распространение истины продолжится.

Мюджахид Йылдыз

Источник: www.dunyabulteni.net


Количество показов: 1304

Возврат к списку