Вернется ли к нам Хусания?

Вернется ли к нам Хусания? 24 Января 2011

Город Оренбург, основанный в 1743 году, изначально задумывался не только как административный и военный центр, но и как важнейший пункт в развитии отношений  с народами Казахстана и Средней Азии. Посему наше государство, заинтересованное в таком сотрудничестве, вынуждено было смягчить свою религиозную политику и использовать для этого некоторые религиозные институты. Именно из этих побуждений в Оренбургской губернии одна за другой появляются 8 мечетей.

Мне хотелось бы рассказать историю создания и задумки шестой соборной мечети, и по сей день носящей имя своего основателя – купца Ахмета Галиевича Хусаинова, так как эта мечеть наиболее близка и знакома мне, к тому же именно эту историю я считаю наиболее интересной и запоминающейся.

Но сначала мне хотелось бы кратко ознакомить вас с жизнью Ахмета Хусаинова. Этот уникальнейший человек был купцом первой гильдии. Рано потеряв кормильца в лице мужа, его мать переезжает в Оренбург из села, взяв с собой своих шестерых детей, старшим из которых был Ахмет. В силу таких обстоятельств именно на него была возложена наибольшая ответственность за хозяйство и младших детей. Возможно, именно это в какой-то мере и повлияло на становление  характера подростка. 

По рассказам современников, Ахмет-бай был в торговых делах очень неуступчив; в платежах честен; старался выгадать копейку для своих столовых и харчевен, которые он держал в местах ярмарок; не пользовался услугами зазывал, а сам ходил и приглашал посетить его заведение; экономил даже на почтовых марках: письма старался отправлять через нарочных, а не по почте; ездил на пароходе и поезде в четвертом классе; дома дрова выдавал соответственно погодным условиям; одет он был очень просто.

Уже будучи заметной и влиятельной личностью в Оренбурге, Хусаинов обращается в Городскую Управу за разрешением строительства мечети, но ему отказывают в этом.  Спустя год настойчивый купец подает повторное ходатайство. И лишь с этой второй попытки, путем невероятных усилий, МВД и самим Начальником Губернии было дано разрешение на постройку.

Мечеть получила название «Хусаиния». Ее архитектура своеобразна. Мощный минарет напоминает колокольню западной церкви, он прикрывает собой несколько громоздкое и ассиметричное здание мечети. В декоре использованы элементы европейских стилей. Мечеть строилась, вероятно, с расчетом на использование ее и для медресе, вскоре построенного рядом. Это объясняет  настойчивость Хусаинова в выборе места, где оно оказывалось доступнее, чем на окраине города.

Медресе «Хусаиния» стало настоящим центром воспитания мусульманской культуры. Контингент ее воспитанников состоял из жителей всех губерний России, Крыма, Кавказа, Средней Азии и Сибири. Помимо татар и башкир здесь обучалось много казахов, киргизов, узбеков и представителей различных национальностей Кавказа. Большинство детей получали образование бесплатно, нередки были случаи помощи бедным воспитанникам со стороны преподавателей в приобретении формы, учебников. 

Из стен этого учебного заведения вышли многие люди, которые, без преувеличения, составляют цвет татарской, башкирской, казахской интеллигенции: поэт, Герой Советского Союза Муса Джалиль (1906-1944), писатели и поэты Сагит Агиш (1905-1973), Афзал Тагиров (1890-1938), Гариф Гумер (10.12.1891-18.08.1974), Хусаин Абушаев-Атлаши (1892-после 1961), Шагит Ахмадиев (1888-1930), Мухаммед Гали (24.03.1893-16.05.1952), драматург Мирхайдар Файзи (1891-1928), актер, режиссер, один из основоположников татарского профессионального театра Ильясбек Кудашев-Ашкадарский (1884-1942), композитор и драматург Хабибулла Ибрагимов (29.12.1894-16.03.1959), башкирский поэт, литературовед и фольклорист Габдулла Амантай (1907-1938), башкирский драматург и фольклорист Мухаметша Бурангулов (1888— 1966), казахский писатель и журналист Жиенгали Тлепбергенов (1895-1933), первый казахский профессор-языковед, филолог, один из учредителей Казахского филиала АН СССР Кудайберген Жубанов (1899-1938), религиозный и общественный деятель Джихангир Абызгильдин (1873-1938), государственные деятели Шамиль Усманов (1898-1937), Шагит Худайбердин (1896-1924) и др.

Сам педагогический коллектив представлял передовую науку по всем преподаваемым дисциплинам. Многие из преподавателей, работавших в медресе, являлись учеными с мировой известностью, имена которых включены в зарубежные энциклопедии: Муса Бигиев, Гаяз Исхаки, Заки Валиди, Риза Фахретдинов, Фатих Карими и др.

Медресе «Хусаиния» никогда не было учебным заведением, оторванным ото всего мира. Оно всегда было в гуще всех событий. 

При жизни А.Г. Хусаинов сам финансировал мечеть и медресе, а после его смерти по духовным завещаниям от 20 января 1904 г. и 7 декабря 1906 г. был учрежден крупнейший вакуф Российской империи на сумму около 500 тыс. руб., доходы от которого шли на различные благотворительные цели. В 1913 г. за счет этих средств на содержание медресе было израсходовано 24718 руб. 17 коп., а 6-й соборной мечети - 720 руб.

При воцарении советской власти в 1932 г. этот уникальный комплекс был закрыт. В это время  его преобразовали в общежитие для Татарского педагогического техникума.  И только в 1992 г. мечеть была снова возвращена верующим, но медресе, к некоторому сожалению, и по сей день существует, как жилое помещение.

А еще происходили там события, которым не сразу находятся объяснения. В годы Великой Отечественной войны прямо во двор мечети, тогдашнего общежития, была сброшена бомба, но случилось что-то из ряда вон выходящее – она каким-то образом не взорвалась! И это не все чудеса «Хусаинии». 

В середине 90-х годов прошлого века в мечети случился пожар. Но, опять же, здание пострадало лишь только внутри, а снаружи осталось почти невредимым! А больше всего меня удивил и немножко испугал рассказ хазрата, который был в числе мусульман, восстанавливающих «Хусаинию» после этого происшествия. Примерно в полдень, когда все сели обедать и воцарилась почти идеальная тишина, где-то в глубине комнат стало доноситься нежное пение. Вспоминая этот случай уже сейчас хазрат даже предположил, что это могли быть ангелы... Но чем бы это ни было, в любом случае, я уверена, что такое дело не могло остаться без  внимания Бога.

Сейчас «Хусаинию» уже почти не узнать – современный интерьер и убранство внутри говорит о неравнодушии и, возможно даже, сыновней любви к ней многих прихожан. И лишь второй этаж остался таким, как и сто лет назад. Высокие потолки украшает великолепнейшая лепнина, а колонны словно только что выточены каким-то мастером прошлого века. 

Сейчас здесь проводятся уроки, проходят лекции по основам Ислама, а по пятницам тут молятся женщины. Ну а во время праздничных молитв мечеть заполняется полностью, и женщины уходят на другую половину зала, закрытую шторой. 

В заключении мне хотелось бы не упустить еще одну небольшую, но очень вескую деталь. Изучая историю мечети и жизни самого Ахмет-бая, больше всего мне запомнился и позабавил, но в тоже время восхитил один случай. Однажды к купцу подошел имам мечети и стал жаловаться на бедное внутренне убранство мечети, стал просить помощи. На это Ахмет-бай сказал: «Мечеть построена – это хорошо; теперь пусть деревенские женщины соткут паласы, ковры, кошмы и украсят мечеть изнутри. Я не такой жадный человек, чтобы самому совершать все богоугодные дела. Ограду мечети, хазрат, поставь сам. Мне известно, что ты в силах это сделать. Я боюсь того, что, если все это сделаю я один, вы придете ко мне и скажете: «Бай абзый, и молитву соверши вместо нас».

Этим примером мне хотелось показать – какими бы незначительными не были добрые дела, если они совершены с добрым намерением и сердцем, ИншаАллах, они получат свою награду у Бога.

 

Роксана ХАСАНОВА,

Оренбург

  

Количество показов: 3381

Возврат к списку