Российско-турецкие связи не должны быть в заложниках у террористов из КРП

Российско-турецкие связи не должны быть в заложниках у террористов из КРП 17 Мая 2011 Фундаментальные изменения в российско-турецких отношениях за последние два десятилетия, когда две страны из бывших врагов по холодной войне превратились в стратегических партнеров, это огромный скачок вперед, с чем соглашаются все исследователи из области международной политики. Укрепление партнерства между Турцией под руководством правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и российским правительством премьер-министра Владимира Путина достигло своего пика, особенно в области экономики, когда были отменены визовые требования для граждан двух стран.

Турция и Россия находят взаимопонимание по большинству региональных проблем, хотя иногда по-разному смотрят на способы их решения. Например, они не хотят, чтобы ЕС брал на себя руководство урегулированием нерешенных вопросов в такой хрупкой и нестабильной стране как Босния и Герцеговина без участия России и Турции. Боснийским мусульманам спокойнее, когда в этом процессе участвует Турция, а вовлеченность России помогает снизить обеспокоенность и тревогу боснийских сербов. На сирийском фронте ни та, ни другая страна не хотят вмешательства со стороны иностранных держав.

Посол Российской Федерации в Турции Владимир Ивановский, с которым я беседовал в этом месяце, разделяет данное мнение. Он даже признается, что прогресс в двусторонних связях превзошел его ожидания. Этот ветеран дипломатии с оптимизмом говорит о будущем отношений между двумя странами. «Когда я докладываю своему руководству о России и Турции, я всегда говорю, что через 10-15 лет наши страны будет объединять и сближать гораздо больше общих вопросов», - заявил он, подчеркнув тот факт, что Россия всеми силами поддерживает данную точку зрения.

В свете этих событий мне кажется, что России пора начать действовать в отношении террористической Курдской рабочей партии (КРП), которая за последние три десятилетия лишила жизни 30000 человек. Кажется странным, что Россия не торопится признать КРП террористической организацией, в то время как и Соединенные Штаты, и Евросоюз называют это жестокое и порочное объединение «террористической группировкой». Турция в прошлом не раз поднимала вопрос о КРП на двусторонних переговорах с Россией, но ей не удалось добиться от Москвы твердых обещаний и обязательств. Этот болезненный вопрос необходимо решить, и таким образом снять с повестки российско-турецких отношений.

Посол США в Турции Фрэнсис Ричиардоне (Francis Ricciardone) вполне успешно использует сотрудничество между Вашингтоном и Анкарой в вопросе терроризма КРП, выступая перед прессой с заявлениями, конкретно направленными на общественное мнение Турции. На прошлой неделе он заявил, что Турция и США сотрудничают в области дипломатии, права и разведки, ведя борьбу с терроризмом КРП, и призывают третьи страны также оказать давление на эту террористическую организацию. Возможно, Россия услышит этот намек Ричиардоне на «третьи страны» и займет более жесткую позицию в отношении КРП.

Ричиардоне подчеркнул, что Соединенные Штаты ежегодно тратят примерно 400 миллионов долларов, или 1 миллион долларов ежедневно, на оказание помощи Турции в борьбе с терроризмом. Американский посол отметил, что США внесли пять лидеров объявленной вне закона КРП в списки наркоторговцев, конкретно распространив на них действие санкций, наложенных на эту террористическую группу в целом. Министерство финансов США объявило в апреле, что Джемиль Байык (Cemil Bayık), Дуран Калкан (Duran Kalkan), Ремзи Картал (Remzi Kartal), Сабри Ок (Sabri Ok) и Адем Узун (Adem Uzun) внесены в особый список «наркобаронов» в соответствии с законом о борьбе с ведущими наркоторговцами.

Поскольку терроризм КРП угрожает экономическому сотрудничеству между Россией и Турцией, особенно в области энергетики, Москве следует пересмотреть свое отношение к этой террористической организации. КРП в прошлом устраивала диверсии не только на трубопроводе Баку-Тбилиси-Джейхан, по которому азербайджанская нефть идет на западные рынки, но и на нефтепроводе Киркук-Джейхан, по которому на запад перекачивается нефть из Ирака. Эта организация представляет угрозу для предлагаемого к строительству трубопровода Самсун-Джейхан, который будет транспортировать российскую и казахстанскую нефть с Черного моря на средиземноморский нефтяной терминал в Джейхане. Встревоженная возникшей угрозой Россия уже предложила Турции создать специальное подразделение по обеспечению безопасности и устранению угроз на этом маршруте.

На данном этапе особое значение приобретает предложение, переданное российскому коллеге заместителем премьер-министра Турции Джемилем Чичеком (Cemil Cicek), который в сентябре 2010 года принимал участие в 12-ом министерском заседании в рамках Соглашения о серьезных опасностях. Оно может послужить началом для откровенных дебатов о тех угрозах, которые терроризм КРП создает для российско-турецких отношений.

Данные разведки свидетельствуют о том, что 80% оружия, применяемого КРП, изготовлено в России. Информация из Генерального штаба подтверждает, что большая часть оружия, захваченного у террористов КРП и на их базах, по происхождению также российское. Россия это главный источник поставки применяемых боевиками КРП снайперских винтовок, противотанковых мин и гранатометов. 88% мин и 85% гранатометов у курдских боевиков российского происхождения. Конечно, это не означает, что российское правительство напрямую поставляет оружие КРП. Но торговцы оружием вполне могут пользоваться услугами черного рынка, чтобы обеспечивать КРП по маршрутам, проходящим через Армению и Иран.

Тем не менее, контрабандные поставки оружия КРП ставят Москву в очень незавидное положение. Кроме того, нежелание российского государства признать КРП террористической организацией вызывает новые подозрения в турецком обществе. Турки до сих пор помнят, что находящийся в тюрьме лидер КРП Абдулла Оджалан (Abdullah Öcalan), покинув в 1999 году Сирию, дважды побывал в России в попытке получить там убежище. Даже нижняя палата российского парламента Дума однажды попыталась признать КРП террористической организацией. Ходили слухи, что во времена холодной войны неподалеку от российской столицы существовал учебный центр КРП.

Я думаю, пришло время забыть старое и начать новую главу в российско-турецких отношениях, занявшись сотрудничеством в борьбе с терроризмом, которое соответствовало бы тесным межгосударственным связям в других областях. Утверждение о том, что российский официальный перечень террористических организаций составлялся в соответствии с решением суда, это не очень убедительный аргумент для турок. Это усиливает негативное восприятие России в турецком обществе и придает достоверности заявлениям о том, что русские не проявляют той отзывчивости, какой от них ждут турки.

Я всем сердцем выступаю за укрепление связей между Россией и Турцией и считаю, что они приносят огромные выгоды обеим сторонам. Эти выгоды взаимны, и они требуют взаимного доверия. Нынешнее отношение к терроризму КРП это серьезное препятствие на пути создания такого доверия.

Абдулла Бозкурт


Источник: Today's Zaman

Перевод: www.inosmi.ru

Количество показов: 2774

Возврат к списку