«Нетрадиционные» мусульмане в российском мегаполисе: между рациональностью и иррациональностью (Часть 1)

«Нетрадиционные» мусульмане в российском мегаполисе: между рациональностью и иррациональностью (Часть 1) 23 Мая 2011

В чем причина обращения к исламу представителей таких традиционно немусульманских народов, как русские, украинцы и буряты? Что пишут западные ученые об исламизации европейских сообществ? Об этом в первой части статьи, написанной на материале социологических опросов, проведенных в Санкт-Петербурге и Иркутске. 

 

 

Томшина Ольга[1], Гараев Данис[2]

  

«Нетрадиционные» мусульмане в российском мегаполисе: между рациональностью и иррациональностью 

Вышедший в 1995 году на широкие экраны, фильм Владимира Хотиненко «Мусульманин» в некотором роде обозначил проблему обращения в Ислам среди национальностей, традиционно не исповедующих мусульманство, а также проблемы межконфессионального диалога. Негативную окраску общественному «исламскому дискурсу» в Российской Федерации придали взрывы домов в 1999 году в Москве и Волгодонске, взрывы в московском метро. О международном исламском терроризме и связях российских мусульман с Аль-Каидой заговорили после 11 сентября 2001 года, через год вновь «вспомнили» об исламской угрозе в связи с захватом заложников на Дубровке. Достаточный отклик в российской мусульманской умме, а также и в прессе получил общественный протест мусульман Франции в связи с разработкой закона «о вуали» в 2003 году. В это же время появляются и многочисленные материалы СМИ с громкими заголовками «Станет ли Россия мусульманской страной?», «Почему русские женщины принимают ислам?», «Русские в исламе» и т.п. «Парижские бунты» 2005 года также как и все предыдущие международные события, в центре которых были мусульмане, были отражены и в России.

            Таким образом, сформировавшийся общественный образ ислама, в большинстве часто отрицательный присутствует в российском обществе до сих пор. Хотя мусульманская община, не говоря о таких мегаполисах, как Москва или Санкт-Петербург, есть практически в каждом крупном городе страны, увеличиваясь, как за счет появления мигрантов, рождения детей, так и за счет принятия ислама местным населением. Точная статистика в отношении новообращенных мусульман в России отсутствует, хотя различные данные приводят религиозные и политические деятели, принадлежащие к разным конфессиям, так или иначе, изменяя их, в зависимости от ситуации: цифры колеблются от нескольких сотен до десятков и даже сотен тысяч новообращенных (по материалам Интернет-сайтов http://www.pravoslavie.ru, http://www.islam.ru, http://www.islamonline.ru, http://www.koran.ru, www.norm-info.ru) в ислам, представителей традиционно не разделяющих мусульманскую культуру. Отметим, что в социальной сети «Вконтакте.ру» существует несколько сообществ русских мусульман в которых состоят более 2000 человек.

В данной статье мы сосредоточимся на процессе обращения в ислам населения, традиционно не исповедующего ислам, то есть представителей традиционно немусульманского населения, проживающих за пределами регионов с преобладающим числом приверженцев ислама (таких как Республика Татарстан, Башкирия, Чечня, Дагестан и др.), а также механизмов и путей их перехода в ислам. Центральный вопрос работы таков: почему обладая достаточно большим выбором (как минимум четыре традиционных для России религии: буддизм, ислам, иудаизм и христианство, и как максимум разрешенные и запрещенные религиозные организации различной направленности) индивид выбирает именно ислам.

Полевое исследование проводилось пять месяцев (январь-май 2007 года) в городах Санкт-Петербург и Иркутск и затрагивает анализ случаев изменения религии, произошедших в период с 1990 (с принятия первого закона «О свободе совести» в 1990 году в СССР) по 2007 годы включительно. Данные необходимые для проведения исследования были получены в результате глубинных интервью с людьми, принявшими ислам в дееспособном возрасте, до момента обращения, исповедовавшие другие религии, либо считавшие себя атеистами. Всего было проведено 19 интервью (список информантов приведен в Приложении 1, имена информантов даны в зашифрованном виде) с представителями традиционно немусульманских народов. Большинство из опрошенных были русские (14 информантов), а также двое украинцев, один белорус, один якут и один бурят.

Кроме того, в работе используются материалы газет и Интернет-сайтов, в которых русские мусульмане описывают историю своего обращения в ислам, а также зарубежная литература, посвященная обращению в ислам различных немусульманских народов. 

 

Исламизация: от Европы до России

 

Согласно, работе Эль-Нуари Сэтта «Швейцария обращается в ислам: появление нового социального актора» (El-Nouari Setta, Le Suisse converti а lislam: emergence dun nouvel acteur social)  процесс, а также причины обращения в ислам сходны во всем западном мире, однако, данный феномен может возникнуть только в результате изменения социо-культурного  пейзажа и при наличии религиозного плюрализма в стране (Setta El-Nouari (1999), Le Suisse converti а lislam: emergence dun nouvel acteur social. Social Compass 1999 ; 46, p. 340.). Таким образом, в Советском Союзе, позднее и в Российской Федерации, в конце 80-х начале 90-х гг ХХ века можно наблюдать, как изменение социо-культурного пейзажа, так и возникновение в некоторой степени религиозного плюрализма, а следовательно, и самого процесса изменения религии, в данном случае можно предложить, что и причины ее изменения будут сходными с аналогичными явлениями, происходящими в западных странах.

В России, как и в западных странах, происходит социальный процесс исламизации[3], возникновение общественного дискурса, постоянное обсуждение данной темы, став распространенным, социальный феномен поспособствовал возникновению научных исследований. Научный интерес российских и зарубежных исследователей затрагивает разные аспекты существования в рамках секулярного государства мусульманской общины.

Литература, посвященная исламу обширна. Однако, среди российских исследователей, тема религиозного обращения в ислам практически не затрагивается. Более широкое освящение данная проблематика получила в российском общественном дискурсе: статьи, опубликованные в различных СМИ затрагивали вопрос об обращении этнически немусульманского населения Российской Федерации в ислам. Газеты (Комсомольская правда, Коммерсантъ, Независимая газета, в которой существует специальный раздел «Религии», Известия, Новые известия), Журналы (Коммерсантъ-Власть, Огонек) в разные годы публиковали материалы с громкими заголовками: «Станет ли Россия мусульманской страной?», «Минареты от Твери до Москвы», «Почему русские принимают ислам?», «Москва в хиджабе» и т.д. Публицистика по данному вопросу действительно обширна. Однако, российские СМИ только лишь констатируют социальный феномен, не давая объяснений данному процессу, не описывая путей обращения этнически немусульманского населения в ислам (за исключением случаев брака с представителями/представительницами мусульманкой общины, или же случаев пребывания в плену), к тому же общий характер статьей часто носит достаточно неуравновешенный характер. С другой стороны, информацией о процессе обращения в ислам насыщены мусульманские Интернет-сайты[4], содержащие описания случаев перехода в ислам. Кроме того, в марте 2007 года появилась работа Фатимы Вебер «Русские в исламе», описывающая случаи обращения в ислам среди жителей республики Карелия, однако книга не является научной.

Отдельно можно выделить интервью и публикации видных мусульманских деятелей России, этнических немусульман, таких как Вячеслав Али Полосин и Виктория Прохорова, нарративы двух бывших православных священников Владислава Сохина и Сергея Тимухина, обратившихся в ислам, и описывающих причины обращения, религиозных агентов, первую встречу с исламом как с религией (Почему священники принимают ислам? С. Тимухин: Как я стал мусульманином. http://islam.surinfo.ru/pochemu-svyashenniki-prinimayut-islam--mlcdi_7_260.html, дата последнего просмотра страницы 23/03/2011, Владислав Сохин. Мой путь в ислам. http://www.religia.kz/faq/2009-01-06-05-37-02/116-2009-02-02-15-53-01.html, дата последнего просмотра страницы 27/03/2011). Данные материалы наиболее интересны с научной точки зрения, так как авторы описывают как свой опыт, так и опыт других новообращенных мусульман, актуализируют проблемы межконфессионального диалога, а также выделяют ряд причин, заставляющих этнических немусульман принимать ислам, например, упадок морально-нравственных ценностей, желание познать истину, а также выход замуж или женитьба на представителе/представительнице мусульманской общины.

Зарубежные исследователи много больше россиян посвящают свои научные работы процессу изменения вероисповедания, обращению в ислам в частности. Объяснить данную диспропорцию можно тем, что процесс исламизации, под которым здесь можно понимать проникновение ислама в жизнь государства и общества, а не только процесс обращения в этнически немусульманского населения в ислам, в государствах Западной Европы и Северной Америки идет достаточно быстрыми темпами, а также тем, что по сравнению с Россией, многочисленная и разнородная мусульманская община появилась в западноевропейских странах после Первой мировой войны из Африканских колоний Франции и Англии, в отличие от России, где мусульмане сосуществовали с представителями других конфессий на протяжении столетий. Западные исследователи, рассматривают не только процесс изменения вероисповедания  в современном мире, но и проводят исторические параллели, показывая каким образом, например, происходил процесс исламизации Африки (Robin Horton, On the Rationality of Conversion). Также описаны основные религиозные агенты в процессе изменения религии в Африке, некоторые из этих агентов, такие как – харизматичный лидер религиозного движения, миссионеры, актуальны до сих пор (Jean-Louis Triaud, Les agents religieux islamiques en Afrique tropicale: rйflexions autour d'un thиme, Canadian Journal of African Studies / Revue Canadienne des Йtudes Africaines, Vol. 19, No. 2. (1985), pp. 271-282.).

Существуют исследования в области социологии изменения вероисповедания (David A. Snow; Richard Machalek, The Sociology of Conversion,  Annual Review of Sociology, Vol. 10. (1984), pp. 167-190, The Convert as a social Type, Sociological Theory, Vol. 1. (1983), pp. 259-289.), где авторы указывают на определенные стадии в процессе религиозного обращения, индикаторы обращения, позиционирование индивида в соответствии с его новым вероисповеданием и жизненными ценностями, а также описывают причины, которые могут способствовать принятию или изменению той или иной религии. Данная работа может быть применена для анализа процесса религиозного обращения в любую конфессию. Кроме того, каким образом индивид выстраивает стратегию своего религиозного поведения рассмотрел Джеймс Кин, (James J. Keene, Religious Behavior and Neuroticism, Spontaneity, and Worldmindedness, Sociometry, Vol. 30, No. 2. (Jun., 1967), pp. 137-157). Исследования изменения вероисповедания на территории западной Европы и Северной Америки затрагивают вопросы причин и мотиваций процесса, описывают основных акторов, а также позиционирования индивида после принятия данного решения. (Bernadette C. Hayes, Gender Differences in Religious Mobility in Great Britain, The British Journal of Sociology, Vol. 47, No. 4. (Dec., 1996), pp. 643-656.; Sarah Daynes, Processus de conversion et modes d'identification а l'islam: l'exemple de la France et des Etats-Unis Social Compass 1999; 46; 313; Mercedes Garcia –Arenal, Les conversions d'Europйens а l'islam dans l'histoire: esquisse gйnйrale, Social Compass 1999; 46; 273; Max Heirich, Change of Heart: A Test of Some Widely Held Theories About Religious Conversion, The American Journal of Sociology, Vol. 83, No. 3. (Nov., 1977), pp. 653-680.; Chantal Saint-Blancat, La Transmission De L’islam Auprиs Des Nouvelles Gйnйrations De La Diaspora, Social Compass 2004; 51; 235) 

 

Обращение в ислам и теория рационального выбора 

С точки зрения одной из самых актуальных в современной политической науке теории рационального выбора, совершая тот или иной выбор человек руководствуется рациональной логикой. По мнению американского экономиста Гэри Беккера, традиции и привычки являются рациональными формами предпочтения: «привычка (в нашем случае, религиозная традиция) помогает экономить на издержках поиска информации и издержках ее применения в изменившихся условиях» (Бэккер Г., 2003:22-23). Привычки и традиции, а также их дальнейшее использование формируются у индивида в раннем детстве, в условиях недостатка информации и закладываются родителями. Таким образом, обращение в традиционную для определенных национальностей религию (ислам для татар, башкир, чеченцев, христианство для русских, белорусов, украинцев, буддизм для бурят и т.д.) является рационально-традиционным действием, затрачивая минимум усилий и времени, индивид приобретает религиозную принадлежность, разделяемую большинством из его национальной группы, часто членами семьи, друзьями. Таким образом, это рациональный путь, предполагает минимум сопротивлений и сложностей.

Одновременно же, один из ведущих политических философов Великобритании 20 столетия Майкл Оукшот рациональным считает поступок, совершенный для достижения заранее поставленной, определенной цели, при условии достаточного владения информацией и ее анализом (М. Оукшот, 2002:156). К рациональности не относятся эмоции и спонтанные поступки, капризы, необоснованные желания, а также действия, совершенные в состоянии сильных эмоциональных переживаний – в состоянии шока, влюбленности, депрессии и т.п.

Политика атеизации, проводившаяся в Советском Союзе, не сумела искоренить «религиозные пережитки» и индивиды часто, традиционно-рационально выбирали традиционную для этнической группы религию. Можно также сказать, что «полезность» традиционных религий для определенных групп населения возросла, следовательно, их предпочтения сдвинулись в данную сторону (Бэккер Г., 2003:492). Именно этим объясняется тот факт, что люди, как правило, выбирают религиозные традиции своей этнической группы (ислам татары, православие русские, католичество испанцы). «Полезность» в первую очередь заключается в определенном повышении социального статуса, возможности расширить социальные сети, и разделять религиозные предпочтения вместе с большинством в собственной национальной группе, а также свободно практиковать традиционные для определенных национальных групп религий.

Что именно заставляет индивида отказаться от одобряемой традиционной для его национальности религии и выбрать условно «нетрадиционную»? И насколько применимы положения рациональной теории к ситуации обращения к исламу в России представителей народов «традиционно» не исповедовавших ислам. Ведь подобный выбор породит необходимость потратить больше сил и времени на сбор и анализ информации, кроме того, принятие «нетрадиционной» религии будет считаться социально-неодобряемым действием, особенно в рамках национальной группы. Для того, чтобы понять в каких случаях применение теории рационального выбора представляется корректным, а в каких данная объяснительная модель «работает» плохо, необходимо предварительно составить классификацию причин обращения в ислам представителей «немусульманских» народов.

На основании анализа зарубежных исследований, посвященных проблемам обращения в ислам, а также пилотного материала, были выдвинуты следующие гипотезы относительно причин обращения в ислам традиционно немусульманских народов:

1. Религиозно-философские причины изменения религии (религиозное озарение, заставившее в последствии обратиться в ислам, желание верить в Бога, встреча с харизматичным религиозным деятелем, поиск смысла жизни);

2. Обращение в ислам после заключения брака с мусульманином/ мусульманкой. Или принятие ислама с намерением вступить в брак с представителем/представительницей мусульманской общины;

3. Изменение религии, как протест сложившимся морально-этическим ценностям;

4. Изменение религии происходит в результате проживания среди многочисленной мусульманской общины;

5. Угроза жизни (нахождение в плену);

6. Превентивная мера (E Bendassa, 2004:158)[5] – принятие религии в результате широкой экспансии мусульманских стран, направленной на Запад и в том числе на Россию, увеличение просветительской деятельности.

Однако во всех ли случаях справедливо указывать на рациональную логику в обращении к исламу? Как уже видно из гипотез исследования, не все мотивы обращения содержат в себе рациональное звено. Как то, например, заключение брака с последующим обращением в ислам, нельзя считать рациональным, так как обращение в ислам, не было определенным инструментом для достижения поставленных целей. Теоретически, брак заключался в результате сильного эмоционального чувства – влюбленности, и возможно индивид не рефлексировал/рефлексировала последствия данного решения. Напротив, принятие мусульманства с целью в последствии выйти замуж/жениться на мусульманине/мусульманке, можно считать полностью рациональным, так как цель – заключение брака, предполагает определенную стратегию действия, где ислам рассматривается как инструмент для ее достижения.

 

(Продолжение следует) 

 

 

Список использованной литературы

 

Беккер Гэри С. Избранные труды по экономической теории. Человеческое поведение. Экономический подход. Москва ГУ ВШЭ. 2003. 

«Как верят в России. Особенности отечественного вероисповедания», Материалы СМИ, http://www.interfax-religion.ru/islam/?act=news&div=18392, дата последнего просмотра страницы 27/05/2007. 

Квале Стейнар. Исследовательское интервью. М.: Смысл. 2003. 

Ковалев Е.М., Штейнберг И.Е. Качественные методы в полевых социологических исследованиях. М.:Логос, 1999. 

Конституция Российской Федерации 

Култыгин В.П. Теория рационального выбора – возникновение и современное состояние // Социологические исследования. 2004. №1. С. 27-37 

Оукшот Майкл. Рационализм в политике.  М.: Идея-Пресс, 2002. 

Полосин Али Вячеслав, Почему я стал мусульманином (Размышления бывшего священника о религии). http://www.index.org.ru/journal/11/polosin.html, дата последнего просмотра страницы 24/10/2006 

Сообщения информационных порталов:

http://islam.ru

http://islamnaneve.ru

http://islamonline.ru

http://koran.ru 

http://muslin.ru

http://pravoslavie.ru

и др. 

Сохин Владислав, Мой путь в ислам. http://www.islam.ru/newmuslim/sohinvl/, дата последнего просмотра страницы 22/04/2007 

Федеральный закон о свободе совести и о религиозных объединениях. 

Beckford James A., Accounting for Conversion, The British Journal of Sociology, Vol. 29, No. 2. (Jun., 1978), pp. 249-262 

Bendassa Esther, “La Repubique face а ses minoritйs: les juifs hier, les musulmans aujourd’hui”, йdition Essai, 2004. 

Dayhes Sarah, Prossesus de conversion et modes d’identification а l’islam: l’exemple de la France et des Etats-Unis, Social Compasse, 46 (3), 1999, pp.313-323 

Heirich Max, Change of Heart: A Test of Some Widely Held Theories About Religious Conversion, The American Journal of Sociology, Vol. 83, No. 3. (Nov., 1977), pp. 653-680. 

Kuse Ali, Miriam Loewenthal Kate, Conversion Motifs Among British Converts to Islam, research report, The International Journal for the Psychology of Religion, 10 (2), 2000, pp 101-110 

Paloutzian  Raymond F, Richardson  James T., Rambo Lewis R., Religious Conversion and Personality Change, Journal of Personality  67:6, December 1999,  pp. 1048-1079. 

Setta El-Nouari, Le Suisse converti а l’islam : йmergence d’un nouvel acteur social, Social Compass 1999; 46, pp. 334 -350. 

Snow David A.; Machalek Richard, The Sociology of Conversion, Annual Review of Sociology, Vol. 10. (1984), pp. 167-190. 

Triaud Jean-Louis, Les agents religieux islamiques en Afrique tropicale: reflexions autour d'un thиme, Canadian Journal of African Studies / Revue Canadienne des Йtudes Africaines, Vol. 19, No. 2. (1985), pp.271-282

 

 



[1] Томшина Ольга - журналист, выпускница Европейского Университета в Санкт-Петербурге (факультет политический наук и социологии). 2005-2006 гг. слушатель Института Политических наук (г. Ренн, Франция). Сфера научных интересов - процессы исламизации во Франции и в России. Сотрудница информационной программы "Вести" (ГТРК «Санкт-Петербург»).   

[2] Гараев Данис – социолог, журналист, МА in sociology (Европейский университет в Санкт-Петербурге/ университет Хельсинки), преподаватель КФУ, ответственный редактор ИА «Исламский портал» (Казань).  

[3] В историческом понимании «исламизация» определяется как процесс принятия ислама населением каких-либо стран, территорий в результате завоевания их мусульманами или проповеднической деятельности миссионеров. (Larousse 2005). В современном социологическом понимании «исламизация» часто подразумевает под собой два разнонаправленных процесса. Во-первых, процесс проникновения ислама в политический и социальный секторы жизни общества, во-вторых, политику властей в какой-либо стране по отношению к исламу (по материалам: Жиль Кепель, Алексей Малашенко)

[5] Под «превентивностью» в данном случае подразумевается принятие религии с учетом широкой экспансии мусульманских стран на Запад и в Россию, и предполагаемой ими исламизации западных государств. Поэтому можно избрать тактику превентивного обращения, чтобы в последствии не быть в оппозиции установившимся режимам.


Количество показов: 4322

Возврат к списку