Первый Исламский юридический центр в исламе – что это и для чего он нужен?

Первый Исламский юридический центр в исламе – что это и для чего он нужен? 18 Ноября 2020

Знали ли вы, что теперь в Татарстане доступна консультация по шариатскому праву? По меркам «ТИ», наибольшее количество мусульман проживает в Казани (72 процента), в связи с чем справедливо отметить, что граждане нуждаются в мусульманской системе экономики, образования и права. Мы поговорили с Джалиль хазратом Мустафиным, первым и пока единственным директором исламского юридического центра

nJzwA8YfAT4.jpg

– В своем аккаунте в Instagram вы написали «Впервые в России статус ХАЛЯЛЬ». Что это значит? Не было ли раньше юристов, работающих по шариатским нормам?

– Наши юридические услуги соответствуют нормам шариата на практике. Мы не меняем законодательства, мы не имеем на это права, нам  достаточно того, что мы знаем свои законы по шариату. Мы, не нарушая норм шариата, применяем законы РФ. Правовые отношения, которые существуют, но не соответствуют шариату, мы не применяем. Например: не заключаем договоры, где есть обязательства по выплате процентов за пользование деньгами. Я не делаю переуступки кредитных договоров. Иногда бывают такие клиенты. Если даже некоторые наши клиенты-мусульмане пренебрегают такими ограничениями (пени, проценты), я с такими клиентами не работаю.

– Расскажите вкратце о своей компании. Когда и как она появилась? Почему вы решили стать шариатским юристом? Есть ли у вас религиозное образование? А светское?

– У меня есть религиозное образование, я окончил КВММ, после чего и юридический факультет Томского государственного университета. Сочетая два образования, мусульманское и светское, я имею полномочия, чтобы работать в этой сфере. Поэтому комитет «Халяль» ДУМ РТ выдал мне свидетельстве данных услуг. У меня есть две организации: юридическая компания «Академия права» и исламский юридический центр. Почему он возник? Потому что ко мне все чаще стали обращаться клиенты-мусульмане, и у них возникали вопросы – а можно ли обращаться к юристам? Не является ли это тагутом? Для того, чтобы действительно внести понимание в сферу юридических услуг, я разработал вместе со специалистами из муфтята стандарты «халяль». Чтобы мусульмане не обращались к светским юристам, а обращались к мусульманам, знающим шариат. Я думаю, это большое достижение для республики. Такой центр существует впервые, он пока единственный и особенный. Я бы хотел, чтобы таких специалистов было больше.

– Если юрист также желает стать юристом по нормам халяль, то где он может получить свидетельство о соответствии предоставляемых услуг стандартам халяль?

– Свидетельство он может получить в любом комитете, который имеет право выдавать свидетельства по нормам халяль. Но такие стандарты еще не разработаны на государственном уровне, а разработчиком являюсь я. Мы эти стандарты пока меняем, что-то дополняем со специалистами по шариату. Для того, чтобы открыть такую компанию, конечно, необходимо иметь как минимум два высших образования.

– С какими случаями к вам обращаются чаще всего? Обращаются ли чаще мусульмане или светские люди?

– В основном это семейные вопросы. И мужчины, и женщины обращаются по поводу семейных проблем: расторжение брака, порядок общения с ребенком, определение места жительства ребенка, раздел имущество; далее деловые отношения, оформление договоров, заключения сделки-продаж. Иногда встречаются международные браки, когда нужно определить место жительство ребенка, и это особые неоднозначные вопросы.

– Как вы считаете, возможно ли в нашей республике появление шариатского суда?

– Нет, я не думаю, что появление шариатского суда возможно, не то, чтобы в нашей республике, а в России вообще, потому что это будет менять конституционный строй, что является незаконным.

– Джалиль хазрат Фазлыев- Главный казый РТ. В случае какого- либо инцидента мусульманин может обратиться с письмом к нему или к вам? При каких случаях мусульманин обращается в нашем случае к Булат- хазрату Мубаракову (казый по Казани), в каком случае он обращается к вам? В чем различие?

– Исламский юридический центр имеет договорные отношения с комитетом халяль, в комитете халяль имеется шариатский отдел. Религиозные вопросы  мы отдаем на решение шариатскому отделу. То есть, обратившись в нашу компанию, мусульманин может получить и светское, и шариатское решение вопроса. То, что касается, Джалиль- хазрата, мы с ним знакомы, но договорных отношений у нас с ним нет. Мы работаем с Булатом Мубараковым, это- казый города Казани. Если есть какие- то трудные вопросы, тогда я выхожу с ним на связь, либо советуюсь с  шариатским отделом комитета халяль. Если вопрос неоднозначен- клиент может напрямую обратиться к Булат- хазрату. Я же консультирую людей и по светскому и по шариатскому законодательству.

– По каким услугам вы консультируете людей?

– Это все вопросы, кроме уголовных. Недвижимость, ведение дела организации, семейные дела. Например, официально у нас на аутсорсинге есть несколько компаний, среди них-это комитет халяль по ДУМ РТ и ассоциация предпринимателей мусульман РФ. Мы решаем вопросы, как частных лиц, так и компаний.

– Бывали ли случаи с клиентами, которые взыскивали деньги за моральный ущерб? Сказано ли (упомянуто ли) в исламе что-либо про «моральный вред»?

– Да, взыскивали. Есть слова пророка Мухаммада, мир ему, что жизнь, имущество и честь священны. Никто не имеет право посягать на эти ценности. Запрета на взыскание возмещения морального вреда ни в Коране ни в сунне нет.

– Сейчас будет очень нашумевший вопрос в наших кругах. Как часто к вам обращаются клиенты по вопросам «талака»? Что вы скажете о том, что если муж в неконтролируемом состоянии объявил тройной талак и потом, сожалея о случившемся,  хочет примириться с женой?

– У нас был случай, когда мусульманин дал трехкратный талак. Он рассказал, что все имамы говорили то, что трёхкратный талак ему не дозволяет возвращать супругу. Я с этим не согласен. Сам Пророк Мухаммад (мир ему и благословение) запрещал трехрактный талак, и когда люди все же говорили талак трижды, он принимал талак только за один раз- это его Сунна. То же самое делал Абу Бакр (р.а.) и Умар (р.а.). Это была его фетва. Шариат состоит из 4 источников:

1.Коран

2.Сунна

3.Иджма

4.Кыяс

Фетвы являются дополнениями- они не строят фундамент шариата, поэтому их принимают исходя из обстоятельств. А Умар (р.а.) сделал это, исходя из своих обстоятельств. Так, у того мусульманина была жена, дочь, он хотел их вернуть, а имамы ему в этом воспрепятствовали. Я считаю, что это категорически делать нельзя – это грех, это потеря семьи.

– У вас очень интересная страница в Instagram. Что вас вдохновляет на такие креативные посты? Есть ли авторитеты в сфере исламского права?

– Я подписан в Instagram и на YouTube только на Шамиля Аляутдинова. Я имею опыт работы имамом более 10 лет, имея соответствующее образование. Эмоциональные проповеди имамов – это, конечно, хорошо, но для науки, для практики этого недостаточно, поэтому я больше общаюсь со специалистами, друзьями, знающие тонкие моменты правовой системы и вопросы шариата. Многие из них окончили Аль- Азхар, мы с ними обсуждаем подобные правовые вопросы.

– Спрошу у вас как у юриста, что вы думаете по поводу кражи невест в Дагестане? Какое наказание можно наложить на «жениха»? Как можно прекратить данное явление? Почему юристы, дагестанцы и власть ничего не предпринимает в этом случае?

– Красть человека- это преступление. И по шариату, и по уголовному праву. К шариату это не имеет никакого отношения. Это, возможно, культура прежних, доисламских традиций. То есть сами представьте: кто-либо украл вашу дочь. Как к этому относиться? Здесь следуют очень суровое наказание.

– Какие на ваш взгляд существуют проблемы с нарушением прав в Татарстане на сегодняшний день? Среди мусульман?

– До этого я жил за пределами Татарстан, в частности в Сибири. Поэтому переехав в Татарстан в 2015 году, я увидел, что здесь очень приятный климат для мусульман. Я не могу сказать, что здесь есть какие-то жесткие нарушения прав мусульман. Бывает такое, что ко мне обращаются клиенты, заявляя, что их права нарушали, и я задаюсь вопросом: «А почему вы сами нарушаете закон?». Когда полицейские останавливают человека без маски в общественном транспорте – это административное нарушение закона со стороны пассажира. Далее идет сопровождение в отделение, оформляется протокол, они действуют в рамках закона- и при этом мусульманки очень сильно возмущаются и скандалят. Также я был свидетелем при обыске мусульман, где мусульмане вели себя неблагоприятным образом. Далее уже идет реакция властей. Нельзя нарушать закон, а потом ждать, что твои права кто-то будет охранять. Законопослушный гражданин никогда не будет иметь проблемы с законом.

– Существует ли проблема с недостоверным знаком «халяль» на общепите?

– Любое кафе сейчас ставит знак халяль. Существует закон о защите прав потребителей, и если используется знак не соответствующий правам потребителей – это нарушение. Этим должен заниматься Роспотребнадзор. Мы обращались несколько раз к Роспотребнадзору, но они никак не реагируют, к сожалению.

– Какой иностранный опыт мы могли бы перенять в сфере права?

– Я читал, что в Великобритании на законодательном уровне учитывают мусульманское право и узаконивают это в реальной жизни. Это был бы хороший опыт здесь. Сейчас у нас есть проблема с банками. Банки говорят: «Мы не можем предоставлять мусульманский вид услуг. Исламского банкинга быть не может, потому что у нас нет соответствующей законодательной базы». Это- не проблема, поменяйте закон и оно будет. Нужно, чтобы закон был гибкий. И чтобы наша власть была ориентирована на мусульман, ведь у нас очень большое количество приверженцев Ислама. Европейские государства так и поступают.

– Что вы скажете о русском и татарском менталитете в Татарстане?

– Я могу сказать, что права мы свои знаем, но мусульмане не используют знания своих прав. У меня было несколько случаев, когда мусульманин или мусульманка приходили решать проблему, но отказывались от судебных разбирательств, потому что они боялись нарушить законы шариаты, хотя по шариату были правы. Некоторые из мусульман не хотят защищать свои права. Хочу отметить, что люди должны научиться соблюдать чужие права. Я не был в США, но знаю, что там хорошо развита юриспруденция, как индустрия. Юристы очень высокооплачиваемые, потому что все пользуются услугами защиты своих прав. В России у нас еще такого нет.

– Как вы считаете, чем можно дополнить систему образования на направлениях юриспруденции?

– Я сам работал в системе образования: несколько лет я преподавал право в НГТУ. Я бы с удовольствием дополнил систему образования- правоведением. Это значит, что культуру необходимо насыщать правом. Все началось с античной культуры, романо- германская система права- там оно и зародилось. Право очень ценилось.

– По- вашему, как быстро развивается стиль жизни халяль в Татарстане и в России?

– Во- первых, это что-то новое, хорошее, чистое на бытовом уровне и, так сказать, дополнительный контроль. У нас очень много немусульман покупают продукты халяль.

35He4mK8I8Q.jpg

– Возможен ли на практике единый свод мусульманского права?

– Право всегда гибкое, хотя фундамент не изменный. Даже если взять мусульманскую систему права в разных странах от Саудии до Турции- то у всех свои своды прав, хотя все база может быть выстроена и на шариате. Единого золотого стандарта нет. Все разнится, как и 4 мазхаба. Даже в самих мусульманских странах не все соответствует шариату. Например, если рассмотреть Саудовскую Аравию (Мекка, Медина- святые места мусульман), власть должна быть выборной, но там монархия. Монархия- это не исламский способ управления государством. И это нарушение.

– Насколько у нас развита халяльная индустрия права? Если уже банки («Ак барс банк») практикуют халяль экономику, то почему так мало сфер, практикующих исламское право- ведь это тоже одна из сторон ислама?

– Мусульманское право- очень сложно. Когда приходит клиент- мусульманин с проблемой, сначала нужно изучить ситуацию со светской стороны- какие решения возможны, потом применить мусульманское право- и найти общий результат. По международным отношениям, на практике приходилось применять также нормы международного права. Поэтому таких специалистов мало. Во-первых, нужны специалисты, которые знали бы российское, международное и исламское право, во- вторых, нужны люди, которые нуждались бы в шариатском решении своих проблем. Мусульмане еще не воспитаны так, чтобы все решали вот в таком порядке. Также, начав деятельность мусульманского правоведа, я лишил себя определенного трафика клиентов, но я как мусульманин понимаю, что избавился от харама- он мне не нужен. Пусть это будет примером для других, и люди задумаются о ценностях и приоритетах своей жизни, которую им дал Всевышний.

 

ГАлиева Айсылу, специально для Исламского портала


Количество показов: 570

Возврат к списку