Султан хазрат: «Каждый день имама – тема отдельного вагаза»

Султан хазрат: «Каждый день имама – тема отдельного вагаза» 29 Ноября 2021

Продолжаем знакомить Вас с хазратами Татарстана. Сегодня с нами побеседовал Султан Мурадимов, имам – хатыб мечети «Рамазан»

«Понадобилась неделя, чтобы пропустить любовь к Создателю через себя…»

В детстве к моей бабушке на маджлис пришел хазрат. Красивый, наряженный, говорил про рай и ад. Увидев маленького меня, спросил: «Почему вы не отправляете ребенка в мечеть?». Тогда я еще представлял себе мечеть как место, в котором бабушки и дедушки в полудремном состоянии читают дуа, где нет ничего интересного. Но придя в мечеть, я увидел 40 детей: бегают, играют, делят чей-то арбуз и вместе его смакуют. Помимо развлечений, они учили дуа, слушали вагазы. Таким веселым, радостным способом мы и начали постигать ислам.

Первая сура «Каусар» далась мне с трудом. Две недели я учил ее: начинал, и шел играть, снова брался за суру, потом снова забывалось. Спустя две недели, наконец-то выучив ее, я, конечно, обрадовался, подумав: «Неужели и я смог это сделать?».

Когда мы впервые ходили в мечеть, мы, признаться, захаживали ради игр, забав. Понадобилась неделя, чтобы пропустить любовь к Создателю через себя и сделать свое намерение обучения еще серьезнее. Первое, что нужно сделать мечетям, медресе, воскресным курсам по основам ислама: это дать почувствовать прихожанам, студентам, шакирдам любовь к Творцу, к Пророку, к исламу, к Родине. Почувствовав, поняв это, человек дальнейшие испытания в жизни будет преодолевать с  легкостью.

С 10 лет я был в мечети. Иногда мы оставались там надолго с приятелями, порой ночевали. Шли в мечеть со школы. Все мы, кто учились тогда в мечети, действительно, служим на правильном пути: кто-то стал юристом, врачом, экономистом, судьей. До сих пор созваниваемся, общаемся. Нас объединяет немеркнущая любовь к Всевышнему.

 wHlURC-MQho.jpg


«Многие боялись открыто говорить о религии»

Спустя годы, я сообщил родителям, что хочу стать хазратом и поступить в медресе. Конец 90-ых. Многие боялись открыто говорить о религии. «Улым, ты хорошо подумал? Может, на экономиста поступишь? На юриста? Ну, или хотя бы поваром станешь – всегда будешь сытым!» – досадовали родители. Но мое решение было твердым. Они до последнего надеялись, что меня заинтересует что-то еще. Особенно, когда в год поступления, я не смог сдать все экзамены и меня не приняли.

В итоге я отучился в Буинском медресе, но снова попытал счастье в «Мухамадии». Так, 5 лет прошли в «Мухаммадии», 6 лет в РИУ. Моя учеба в медресе была успешной благодаря нашим преподавателям, которые посеяли любовь к Всевышнему и к религии в целом. Мы хотели быть похожими на Махмута хазрата Шарафутдинова, который и без проповедей, одним своим поведением, искренностью, вызывал у нас большое уважение. В трудные моменты, когда мы только вступали на пост имама, когда не было своего жилья, когда часто не оказывалось достаточного количества еды, мы приходили к нему. «Вы получили много знаний, теперь пора давать от них закят. Полагайтесь на Аллаха, поистине, Он – дающий», – сообщал нам наш наставник. От него мы уходили с некоторым теплом на душе и проповедовали дальше. До сих пор он может нас наставить, помочь, тактично направить на благой путь.

Сейчас высшую ступень исламских знаний можно получить в БИА ­– но это лишь на базе дипломе. А так, каждую пятницу имам собирает знания для предстоящих вагазов: это и поиски в Интернете, и общение с людьми, чтение книг, Корана, хадисов.

P1Sxp-aUK2k.jpg


«Хазрат, было ощущение, что ты говорил точно про меня»

Тяжело ли писать вагазы? Есть разные проповеди. Интересно, когда имам приводит много примеров из жизни Пророка, простых людей. Тогда вагаз оживает, он проникает в сердца слушателей. Почему 1/3 Корана состоит из разных исторических событий и примеров, сравнений? Потому что в каждой истории читатель подчеркивает для себя то, что подходит под его сложившиеся ситуации, «проблемы». После вагазов некоторые прихожане говорят мне: «Хазрат, было ощущение, что ты говорил точно про меня».

Каждый день имама – тема отдельного вагаза. Аллах сообщает в Коране: наблюдайте, размышляйте и берите себе уроки от вещей, окружающих вас. Верующий, в сердце которого имеется чистая неподдельная любовь к творцу, будет видеть Его чудеса и благо во всем.

Кто он – имам? Он психолог, завхоз, имам, отец, устаз. Однажды перед пятницей я писал вагаз. В комнату заходит молодой человек. Посидели, посмотрели друг другу в глаза, и, не проронив ни слова, он заплакал. Написание вагаза было отложено. «В чем дело?» – интересуюсь я. «Хазрат, моя жена меня не любит», – признался парень. Я был в недоумении. «Мало того, и я ее не люблю», – отчаянно добавил парень. Спрашиваю: «А женились вы по любви?». «Да, хазрат, 7 лет тому назад у нас был никах». В ходе расспросов, выяснилось, что он давно не говорил теплых слов жене. Я попросил его в ту же минуту позвонить жене и обратиться к ней ласково «Красавица, родная, любимая», на что она отреагировала очень удивленно: «Это точно, ты, Ильдус?». Позже парень засмущался, завершил разговор, и мы поняли причину разлада в семье: нехватка теплых, красивых слов супругов по отношению друг к другу. Я дал ему домашнее задание: «Говори все это время с женой нежно, используя самые лучшие слова». Через неделю парень, вернувшись, сообщил, что жена его, оказывается, очень любит, да и он ее тоже.

KwLDVFzDa-c.jpg


«…хазрат в течение одного маджлиса может либо пробудить любовь к Аллаху, либо отстранить человека от религии еще больше»

Я стараюсь получать знания отовсюду. В моем кабинете вы можете увидеть и Библию, и Коран, и Бхагавадгита на татарском, русском, английских языках. Даже атеистические книги. Некоторые удивляются: «Хазрат, что у тебя делают эти книги?». А я говорю, что знания необходимо получать со всех источников и искать тем самым истину.

Однажды меня позвали на маджлис. Меня встретил сын покойного. Едем с ним в лифте. «Хазрат, а я атеист», – ввел меня в курс дела мужчина. Я говорю: «Отлично, ты молодец!». Тот удивляется. До меня многие бабушки, устазы осуждали мужчину, что атеизм – это плохо. Но я лишь принял это. Весь маджлис парень смотрел на меня. И кстати самым внимательным слушателем моих речей тоже был он. Кажется, он ловил каждое слова, что выходило из моих уст. На обратной дороге в том же лифте «Хазрат, кажется, я начал верить в Бога», – оповестил он меня. Так, хазрат в течение одного маджлиса может либо пробудить любовь к Аллаху, либо отстранить человека от религии еще больше. Поэтому служба хазрата – это очень ответственная работа, долг. Его ответственность в этом мире перед народом, нацией, Родиной, Всевышним, а также в судный День перед Господом миров.

 

ГАЛИЕВА Айсылу, специально для Исламского портала


Количество показов: 1377

Возврат к списку