Разные лики политического ислама

Разные лики политического ислама 22 Апреля 2011

Разные лики политического ислама

Изданный в Турции сборник под названием «Разные лики политического ислама» (Ayşegül Komsuoğlu, l M. Kurtoğlu Eskişar, Siyasal İslam'ın Farklı zleri) преподносит портрет политического ислама и исламистских движений в таких странах, как Таиланд, Филиппины, Танзания, Уганда, Египет, Иран, Кыргызстан, Узбекистан, Йемен, Марокко, Алжир, США и Франция. Сборник отличает манера повествования, обращенная к читателям разного уровня.

Страны были отобраны по тому принципу, насколько представлены в них движения, которые можно привязать к политическому исламу. Сравниваются же такие критерии, как претендуют на власть или нет исламские движения, составляют мусульмане большинство в той стране или нет, находятся или нет в противостоянии в основополагающими ценностями своей страны.

Так как исламизм в разных страны принимает разные формы, это не однородное движение или течение. В определенной мере на это разнообразие оказывает влияние разная политическая, историческая, экономическая и социальная ситуация стран, а также традиция политической культуры. Например, партия «Ислах», которая в Йемене представляет традиционный ислам, в противоположность египетским «Братьям мусульманам» завоевала свои позиции не оппозицией, а поддержкой политического режима. А превращение ее в оппозиционную связано не с противоречиями с идеологией правящего режима, а с тем, что после объединения Йемена позиции власти усилилась, и она сама отдалилась от исламистов.

РАЗНЫЕ МОДЕЛИ ИСЛАМИЗМА

Мавритания – это страна, где явно проявляется соперничество между разными группировками внутри самого исламизма. От исламистов, прибегающих к демократическим методам борьбы, отличается движение «Джихад», принимающее за основу изменения индивида и делающее ударение на традиции. Сторонники «Джихада» обвиняют исламистов в том, что они являются пособниками глобализации и соглашательства с либерализмом. По их утверждениям исламисты только используют религию для достижения своих целей и тянут Мавританию в джахилизм. Но оба движения критикуют государственный строй своей страны. Это самый простой пример противостояния между разными движения и мировоззрениями.

Хотя Алжир и Марокко являются соседями, исламистские движения в них существенно отличаются друг от друга. Алжир пережил и подъем исламского движения, кульминацией которого является Исламский фронт спасения (), и политические запреты, и военные перевороты. В соседнем Марокко же эти годы были относительно спокойными. Конечно, исламистские движения в этих двух странах имеют и сходные черты. Как и в других странах, исламизм в Алжире и Марокко не представлен одной партией или структурой. Вместо того, чтобы предпринимать совместные действия, главные исламистские движения в большинстве случаев соперничают друг с другом. Случаи применения насилия в Алжире и Марокко более, чем внутренних, происходят под воздействием внешних факторов. Вопрос о том, насколько поддержка народа этих движений обусловлена их политикой и насколько возможностью разрешения повседневных проблем, лишен основания. Ибо ислам предлагает не только идеологию, но и методы разрешения таких проблем. Исламский фронт спасения продолжает оставаться под запретом, но другие возникшие вслед за ним исламские движения – ни проправительственное Движение мирного общества (MSP), ни еще более оппозиционный «Ислах» - не обладают той поддержкой, которой в прошлом удалось заручиться .

Признают ли они существующий политический режим или нет, исламистские движения Марокко не прибегают к методам насилия. Наряду с иными факторами немаловажную роль в этом случае для этого сыграло то, что как и египетские «Братья мусульмане» исламистские движения Марокко не хотят выходить за границы установленных существующими политическими режимами законов. Здесь можно привести аналогию с той щепетильностью, которую выказывают основные исламистские движения Турции по отношению к режиму. Строгими или мягкими являются исламисты – на это, наряду с политикой страны, где они развиваются, оказывают влияние и действия международных сил. Просматривая литературу об исламизме можно заметить и следующее. Будь это хоть академические, хоть популярные издания, в них отмечается, что исламистские движения склонны применять насилие в том случае, если испытывают гонения со стороны властей. Если же движение не испытывает такого гонения, то оно действует мирными методами. Да, особенно в последнее время широкое распространение получили толкования, которые, пренебрегая тяжелыми условиями, вынудившими их к применению насилия, утверждают, что такая склонность исламистов объясняется культурологическими особенностями ислама. Но такие толкования имеют своим истоком созданием языка, являющегося инструментом вполне определенной стратегии и отсекающим определенные ценности.

Исламизм долгие годы был противоположностью западных ценностей. Но в настоящее время исламизм сам в какой-то мере испытывает западное влияние. Это связано и с тем, что он вынужден разговаривать на языке современности.

Критики отмечают, что в Мехмете Акифе, резко отрицательно отзывающимся о европеизации, прямо или косвенно они видят «цвет», «запах» европеизации. Но, возможно, это связано с тем, что Мехмет Акиф был вынужден говорить на языке эпохи, будучи не увлеченным ею. Поэтому утверждение: «Можно говорить о том, что исламизм в Турции сформировался и борьбой, и стремлениями найти альтернативу европеизации, от которой он не смог остаться в стороне в этой борьбе. Если противники европеизации подверглись маргинализации, то сторонники преуспели в обретении общественной поддержки» ценны и тем, что вносят свой вклад в спор о том, насколько остаются в стороне исламисты.

СУТЬ ПОЛИТИЧЕСКОГО ИСЛАМА

Усиление исламизма на Ближнем Востоке не в последнюю очередь связано с усилением западного влияния на сам образ жизни, с нефтяной политикой, связанной с модернизацией и колониализмом, с деспотическими действиями местных властей, согласованными с Западом, с поддержкой западом Израиля в палестинском вопросе и т.п. Исламистские движения в Европе же формируются политикой по отношению к миграции и идентификацией. Как правило, в центре здесь оказывается проблема платка. В том числе и под воздействием принявшей глобальные масштабы после 11 сентября исламофобии во Франции платок стал воспринимается как угроза. Это позволило сторонникам запрета с легкостью обеспечить себе поддержку общества. А эта поддержка позволила в короткое время получить одобрение парламента. Эти споры во Франции, взявшей за основу самую воинственную светскость, оказали влияние и на другие страны, но все они выказали разную реакцию в зависимости от своей внутренней динамики. В Голландии, которая являлась в Европе символом мультикультурного общества, споры можно оценить в связи с требованием мигрантов признать их право на своеобразие. В африканских и азиатских движениях же, помимо этого, важную роль играют этнические факторы.

Во всех трех случаях Ислам является возможностью для масс защищать свои права. В ответ на это государства, обращаясь к различным, но в любом случае превращенным в инструмент толкованиям Ислама, стараются лишить массы этой возможности. Например, в Алжире, привлекшим внимание мира драматическими последствиями опыта с исламизмом, в качестве основного средства установления контроля над исламскими движениями правительство разработало официальное толкование Ислама.

Так как понятие «политический ислам» используется в весьма разнообразных аспектах и в широком смысле, это позволяет составителям сборника говорить о том, что «исламизм» и «политический ислам» - это одно и то же. Они приводят такое определение: «Всякое движение, группу, партию и организацию, в явной форме использующих Ислам в качестве символа, идеологии и лозунгов и/или – когда они находятся под запретом – призывающие более активному воплощению Ислама в политической жизни, государственном правлении и в повседневной жизни и/или обращению к источникам Ислама и, используя политические пути, старающиеся добиться этих целей, мы определяем как явление политического Ислама».

В каждой статье сборника ставится целью проследить, в какой мере портрет политического Ислама в той или иной стране похож на состояние дел в Турции. Приведение опыта разных стран помогает нам понять в сравнении место политического Ислама в обращенной к демократическим изменениям политике Турции. Если принимать во внимание, что в Турции мало трудов, в которых бы освещались исламские движения в разных странах, данный сборник можно назвать еще одним шагом в ликвидации этого пробела. В качестве недостатков сборника же можно назвать то, что, например, отмечается влияние египетских «Братьев мусульман» и иранского мыслителя Али Шариати на исламистские движения Турции, но нет анализа этого влияния.

В статье Джеймса Дж. Гикрайста «Вызов Каиру: могут ли либерализироваться «Братья мусульмане»?» говорится, что Саид Кутуб, выйдя из заключения, призвал строить в Египте мусульманское государство, обращаясь, если это требуется и к силе. После он был казнен. Но такой подход нельзя назвать правильным.

Асым Оз

Источник:  www.dunyabulteni.net


Количество показов: 3067

Возврат к списку