Исламские новости

Необходимо скорее возобновить работу мечети "Кул Шариф" - Зуфар Галиуллин 8 Февраля 2013

Необходимо скорее возобновить работу мечети "Кул Шариф" - Зуфар Галиуллин

В конце 2012 года прошла информация о том, что закрытая для реставрации мечеть «Кул Шариф» откроет свои двери уже в конце января 2013 года. Реставрационные работы в мечети не проводились на протяжении последних семи лет. Но «Кул Шариф» все еще закрыт и пока неизвестно, когда снова откроет свои двери. «Исламский портал» решил вспомнить о том, как все начиналось, и расспросить первого имама «Кул Шарифа» Зуфара Галиуллина о начале деятельности мечети и тех событиях, которые произошли в прошлом году. Напомним, в августе мечеть «Кул Шариф» была закрыт для реставрационных работ.

Исламский портал: Зуфар хазрат, до сих пор не утихают споры вокруг «Кул Шариф»а, о том, что она является не мечетью, а музеем. Вы стояли у истоков «Кул Шарифа» и наверняка знаете, какова была задумка вначале проекта?

Зуфар-хазрат Галиуллин: Я не забуду выступление первого Президента Татарстана Минтимера Шаймиева при открытии мечети. Он там ни разу не упоминает про «Кул Шариф», как о музее. «Мечеть никогда не будет закрыта для молящихся», - говорил тогда он. Мечеть была построена на народные деньги. Когда началось строительство, мы разработали концепцию о ее дальнейшей работе. Пусть не путают, мы не строили музей, она изначально задумывалась как мечеть.

И.П.: А что за концепция?

З.Г.: Тогда мы разработали план, где и вместо музея должна была быть мирасхана (наследие). У татар есть своя богатая культура, основанная на Исламе, мы хотели показать это. Наш народ выдал очень много ученых, известных на весь мусульманский мир. Там должна была быть библиотека. Было собрано очень много рукописей и трудов дореволюционных богословов. Но впоследствии они оказались никому не нужны.

Во-вторых, испокон веков муфтий всегда являлся первым имамом в любой мечети. В «Кул Шарифе» мы создали специальную комнату для муфтия. Она так и называлась. А вторая комната, где ныне читается никах, должна была быть библиотекой. Но это и директору, и выше поставленному имаму оказалось не нужным. Смотрите, когда муфтий Талгат Таджуддин приезжал в мечеть «Марджани», он считался первым имамом.

Согласно данной программы, в «Кул Шарифе» должен был быть один имам. Но этот имам не мог вести каждую пятничную проповедь. Муфтият должен был посылать имама, чтобы вести джума-намаз. Это было бы и им экзаменом, и для народа было бы интересно. И что в итоге? Вот, не понимая суть вопроса о том, что в любой мечети первым имамом является муфтий, вышел спор.

И.П.: Вы имеете ввиду конфликт между муфтием и имамом мечети?

З.Г.: Ну… это мелочная стычка… Мы все прекрасно знаем, что это был финансовый конфликт, борьба за власть. И это было ошибкой. Вопрос никогда не решается на митингах – спор не рождает истину, спор рождает вражду, там орут, кричат и в итоге получается вражда. И считать, что это было религиозным вопросом, никак нельзя. Конфликт власти. Если бы они хотели решить вопрос, то его можно было бы решить только при помощи Корана. Без веры и воли не придешь к консенсусу. Говорили, что Рамиля Юнуса увольняют с работы. Быть имамом мечети, это не работа. Если хотят работать, пусть ищут в другом месте. Рамиля хазрата никто не хотел убирать, это уж точно. Но фитна вышла.

И.П.: А почему концепцию не смогли воплотить в жизнь?

З.Г.: После прихода Рамиля Юнусова в мечети сложилось единовластие. И эти планы и концепции никого не интересовали. В итоге вы сами увидели результат.

И.П.: А что еще было запланировано?

З.Г.: Мы также хотели, чтобы в «Кул Шарифе» всегда непрерывно читался Коран. При взятии Казани наши деды сражались ради Аллаха, ради Его слова – Корана. Аналогично в мечети «Топ Капы» в Стамбуле, в «Кул Шарифе» должен был непрерывно – и днем и ночью – читаться Коран. Мы нашли людей, согласных на это, нашли деньги, но и этот проект не смог реализоваться.

У нас в Болгаре сейчас есть самый большой Коран в мире. Но он плачет. Если бы он остался в «Кул Шарифе», и каждый день хотя бы один лист из него читали, он не стал бы игрушкой. А сейчас – это игрушка и она плачет. Мы совершили очередную ошибку. Я не обвиняю нашу власть. Правительство сделало для нас все, создало все условия – построили для мусульман мечеть, издали самый большой Коран. А дальше как все это использовать? Ведь власть не имеет исламского образования, они не знают, как дальше действовать. Вопрос в другом. Куда смотрели наши представители духовенства? Правительство вынуждено было вести свою политику. И из-за этого сейчас закрыта мечеть Кул Шариф. А ремонт – это просто повод. Для ремонта нет необходимости закрывать мечеть, поверьте, я уж это точно знаю. Мы сами виноваты и своими руками нарушили принцип Корана. Ведь сказано: «Держитесь за вервь Аллаха и не разделяйтесь».

И.П.: Недавно представители национального движения подняли вопрос о памятнике защитникам Казани, павшим в 1552 году. Вы всегда говорили, что мечеть «Кул Шариф» и является памятником шахидам. Почему Вы выступаете против таких памятников?

З.Г.: Этот вопрос я поднимал еще в 1990 году. Тогда в газете «Шахри Казан» выступил с таким заявлением, что шахидам нужен памятник, и самый лучший памятник – это мечеть. Шаймиев прочитал ту статью, о чем сам сказал мне лично. За что наши прадеды погибли? За веру! Почему я был против памятников? Потому что Ислам выступает против. «Когда умирает человек, у него все отрезается, кроме трех вещей – садакаи жарийа, знания и воспитания», - сказал Пророк (с.г.в.). Вот мы поставили памятник Салиху Сайдашеву. Тысячи лет он будет стоять с палочкой, а музыке никто так и не научится. А если бы мы построили школу в честь Сайдашева, и там обучали музыке, мы продолжили бы его дело. Я тоже участвовал в национальном движении – в лихие 90-е годы мы, шакирды из Бухары, приехали сюда специально, чтобы добиться суверенитета. Дело в том, что у некоторых представителей национального движения основа не правильная. И я против таких памятников, это исраф.

И.П.: Пока неизвестно, когда конкретно «Кул Шариф» откроет свои двери. Но вопрос остается актуальным. Как должна работать в дальнейшем мечеть?

З.Г.: Я на эту тему говорил и с Зилей Валеевой, и с Маратом Гатином, высказал им свои предложении. Мечеть должны открыть. Я надеюсь в дальнейшем «Кул Шариф» будет достойно работать. Необходимо воплотить в жизнь концепцию, должна быть библиотека, каждую пятницу один имам должен вести проповедь, и не будет никакого конфликта. В третьих, хотелось бы, чтобы в мечети всегда читался Коран. В свое время мы каждый день читали ясин нашим ханам. Должны вести пропагандистскую работу. Нужно особо показать роль татар в истории ислама. «Кул Шариф» снова должна стать жемчужиной респблики.

Айзат Шаймарданов

Исламский портал


Возврат к списку


Guest, 18.03.2013 00:09:16
Разговор не о зароботке разговор о превращении мечети в доходное место.
Guest, 17.03.2013 23:58:58
В мечете Кул Шариф намаз читался уже при строительстве ,и жумга тоже имамом был Зуфар читали стрроители турки. Читался и никах и имя давали.
Guest, 16.02.2013 22:17:07
Хазрат немного приверает smile;) , в Кул Шарифе поначалу не читали намаз вообще, был запрет от бабая. И только при Рамиль хазрате постепено начили читать сперва Зуфр а позже пятикратно. Так что если и есть грешки у Рамиль хазрата то есть и заслуги, а насчёт зарабатывать думаю хазрат сам то бесплатно не работает smile:) ой извените smile:D службу ведёт
Guest, 09.02.2013 17:12:10
Полностью согласен с Зуфар хазратом, все по делу говорит!
Guest, 09.02.2013 00:34:46
у кул-шариф позиционирующей себя центральной как у всех мечетей есть интерфейсная проблема - туда идут те кто ходит в мечети и кто в этих хождениях себя ещё не спозионировал к конкретному джамаату конкретной мечети а остальные не дойдут тк для них войти в кремль как зайти за забор мечети (притом многие не знают что в кремль бесплатный вход), все остальные просто туристы ... сейчас такой центральной тур-локомативной стал болгар - все местные туристы там уже были и гос.работники даже насильно
в турции пятничная дозволена только в пгт - что достаточно правильно
нужно ввести такую практику съезда в районах высвобождая места для женщин и кто каждый день не ходит - по аналогии повторить это в казани и тогда кул-шариф станет такой мечетью если сможет вместить всех (полторы тысячи же там только мест)