Исламские новости

“Женский вопрос” в  татаро-мусульманском обществе 18 Апреля 2016

“Женский вопрос” в татаро-мусульманском обществе













Положение женщины в мусульманском сообществе. Когда этот вопрос поднимается в среде широкой общественности, то как правило исходя из стереотипных представлений, нам сразу же рисуется образ угнетенной женщины, ограниченной во всех своих базовых правах и возможностях. При этом дискриминация женщины в какой-либо отдельно взятой семье, либо определенные ограничения вызванные прежде всего локальными этнокультурными представлениями, как правило преподносится в качестве базовых особенностей исламской религиозной традиции. Но так ли это?

Ахмед ибн Фадлан: супруга Алмуш-хана на всех официальных приемах всегда сидела справа от его трона

Чтобы оветить на это вопрос,  обратимся к нашей истории. В самом известном источнике, подробно освещавшем жизнь в раннемусульманский период истории Волжской Булгарии являются записки секретаря посольства Арабского халифата, Ахмеда ибн Фадлана. В ходе своего увлекательного повествования, Ахмед ибн Фадлан отмечает, что супруга булгарского царя Алмаса (Альмуша), уже бывшего на тот момент правоверным мусульманином, на всех официальных приемах всегда сидела справа от его трона. Этот казалось бы на первый взгляд малопримечательный факт,  сам по себе указывает во-первых на высокий придворный статус «первой леди» Волжской Булгарии, а во-вторых негласно свидетельствует о ее участии в государственных делах. Это обстоятельство было явно в диковинку для секретаря Арабского халифата, что он и отметил в своих путеводных записях.

009.jpg

В литературных произведениях тюрко-татарских поэтов средневековья, женские героини неизменно занимали самое центральное место. Яркий пример этого - поэма Кул Гали «Кыссай Йосыф», где образу Зулейхи - возлюбленной  праведника Йосыфа, отведено немало места.

Отношение к «женскому вопросу» в средневековом тюрко-татарском обществе как нельзя лучше иллюстрирует строки из поэмы  золотоордынского поэта С. Сараи "Сухайль и Гульдурсун"(1394 г.):

«Женщина верна, ее люби (ты), дорогой мужчина,
(Потому что она) в каждом тяжелом деле рядом с тобой (тебе помогает).
Для нее будь другом, ее люби и уважай
Все ценное из ее советов принимай»

Как видим ни о каком «приниженном» состоянии женской половины общества здесь не говорится. Скорее напротив подчеркивается необходимость полного равноправия в семейных отношениях. А призыв «ценное из ее советов принимай» является вообще общехарактерным для тюркской традиции, где супруги ханов принимали самое активное участие в политической жизни государства. 

И это тот случай, когда красивые слова не расходятся с делом, поэтому мы можем сказать, что эти настроения золотоордынского поэта были характерны для всего татаро-мусульманского сообщества. Подтверждение данного тезиса мы можем проследить в судьбе известного исторического деятеля, ставшего пожалуй символом самоотверженности мусульманской женщины – татарской царицы Сююмбика. Будучи выбрана в качестве регентши при своем сыне - малолетнем хане Утямыше и являясь фактическим руководителем Казанского ханства в XVI в., она сыграла важнейшую роль в истории татарского народа. Сам факт того, что женщина являлась пусть и временным, но все же руководителем государства, говорит о том, что никаких четко выраженных гендерных «границ» касательно участия в общественно-политической жизни в татаро-мусульманском обществе даже в период средневековья не существовало. Поэтому, выражаясь современными словами, ни о каком «сексизме» (т.е. женской дискриминации) в этом случае и речи идти не может.

Общественная деятельность не препятствовали Зухре Акчуриной-Гаспринской стать матерью пятерых детей

Уже в эпоху возрождения татарского ислама в XIX в., мы видим не менее удивительные факты из жизни татарского общества, входящие в явный диссонанс со стереотипным представлением о «второсортном» положении женщин в мусульманском обществе. Здесь уместно в качестве примера привести  судьбу Зухры Акчуриной-Гаспринской, являвшейся супругой основателя и редактора первого тюркского журнала «Тарджеман» Исмаила Гаспринского. По свидетельствам тех лет, Зухра-ханум была не только моральной опорой для своего мужа, но и наравне со своим супругом активно участвовала в рутиной работе по подготовке газеты к выпуску, вела переписку с читателями, готовила материалы к печати. То есть лично ведала всей административной частью работы, благодаря чему проект И. Гаспринского вообще смог появиться на свет. И как подчеркивал авторитетный богослов того времени Р. Фахретдин, что хотя «ее имя редко появлялось в печати, всем было известно о ее великих стараниях на просветительском пути». При этом, это все не помешало ей стать матерью пятерых детей. То есть активная общественная деятельность не препятствовали для выполнения ею своего материнского долга.

214_122b.jpg

Зухра Акчурина

Второй яркий эпизод связан с именем первой мусульманской театральной актрисы Сахибжамал Гиззатуллиной-Волжской. Она не только была первой актрисой вышедшей из мусульманских народов, но и стала основательницей татарского театра «Нур» в г. Уфе в 1912 г.

В связи с этим уместно вспомнить, что и одна из жен пророка Мухаммеда – Айша, также принимала самое активное участие в жизни уммы, и слыла самым авторитетным знатоком Корана среди сподвижников Пророка. Под ее началом возникла целая школа знатоков исламского права, а сама она всю жизнь тянулась к знаниям образованию.

Какие выводы следуют из приведенных выше примеров. Во-первых, никакой «природной» традиций «закабаления» женщин в исламе никогда не существовало. Во-вторых, женская половина татарского сообщества издавна занимала прочные позиции и наряду с мужчинами была активно вовлечена в общественную жизнь.

Разумеется, все это не стоит воспринимать как предпосылки к женской эмансипации на западный манер, подразумевающий как правило отказ женщины от своей «базовой» традиционной роли матери и хранительницы домашнего очага.  И на современном примере мы видим, что «западный» вариант женской эмансипации, это скорее не позитивный, а негативный процесс ведущей к конечном итоге к вырождению традиционных ценностей и института семьи. Преемственность татаро-мусульманских традиций в отношении «женского» вопроса напротив же, демонстрирует нам, что реализация настоящего, а не мнимого равноправия возможна даже не посягая на «базовую» роль женщины.

Ильнар ГАРИФУЛЛИН

Исламский портал


Возврат к списку