Исламские новости

Мауляна и женский вопрос 26 Декабря 2011

Мауляна и женский вопрос

По разным причинам положение женщины в мусульманском обществе не смогло сохраниться на той же высоте, что было при жизни Пророка (с.а.в.). Но в суфийской среде традиционно царило особое отношение к женщине. Ярким примером этого является наследие великого исламского мыслителя и святого Мауляны Джалелиддина Руми.

Факторы, которые на протяжении веков определяли положение женщины в мусульманском обществе, следующие: религиозные нормы, социальная, политическая и этническая среда, а также наследие доисламской культуры. По этой причине нельзя утверждать, что в исламском мире в любой стране и в любое время положение женщин было одинаковым.

В священном Коране говорится, что женщина и по своей природе, и по правам, и по обязанностям равна мужчине. Положение женщины как рабыни Аллаха аналогично положение мужчины. Одинаковы также и их религиозные права и обязанности. То же самое можно сказать и о словах и наставлениях нашего Пророка (с.а.в.), обращенных к женщине (1).

Наш Пророк (с.а.в.) на протяжении 25 лет жил с одной единственной супругой – Хадиджей (р.а.). Хадиджа (р.а.) же всегда поддерживала его, утешала в нужную минуту. После особое место и при его жизни, и после его кончины в мусульманском обществе заняли супруга нашего Пророка (с.а.в.) Айша (р.а.) и дочь Фатима (р.а.) (2).

К сожалению, подобная практика в исламском обществе не всегда сохранялась на должном уровне. В эпоху после нашего Пророка (с.а.в.) в отношении к женщинам наблюдается регресс. Укоренившееся понимание семьи как патриархального института и мужского превосходства способствовали ограничению прав женщины. Получили распространение хадисы, достоверность которых довольно сомнительна. Источники Ислама толковались в таком же духе (3).

В суфийской традиции положение женщины по сравнению с другими сферами было более продвинутым. Имя святой первых веков Ислама Рабии аль-Адавии стало символом. И она была не единственным примером (4).

Хадис «Я люблю в этом мире три вещи: благовония, женщин и намаз - прохладу моих очей» (5) был более распространен в суфийской среде, где также были созданы и многочисленные комментарии к нему (6).

На протяжении истории в каждом обществе давались свои оценки положения женщины. Очевидно, что широко был распространен тезис о мужском превосходстве. Также и истинно, что возникающие в качестве реакции на это движения феминистского характера поднимали вопрос о притеснении женщины.

Несмотря на все это, если мы беспристрастно подойдем к этой теме, то увидим: женщина, как и мужчина, является примером самого лучшего из творений – человека. Как и мужчина, она имеет свои достоинства и свои слабости. Так как в ее характере преобладает эмоциональность, эти достоинства и слабости в ней проявляются более явно.

Переходя к вопросу об отношению Мауляны к женскому вопросу, следует отметить: очевидно, что у него преобладало распространенное в тасаввуфе трепетное отношение к женщине. Как отмечает и Гёльпынарлы, «если Мауляна время от времени и поднимает ортодоксальную тему более низкого по сравнению с мужчинами положения женщин, это происходит только из следования традиции. Это не более чем вынужденное повторение того, что говорят все» (7). Это связано и с реализмом Джаляледдина Руми. Да, женщина не шайтан, но она и не ангел. Как и все люди, женщина может показывать как положительный, так и отрицательный пример. Каждый человек иногда может совершать как хорошие, так и дурные поступки. Но мы видим, что в творчестве Мауляны безусловно преобладает положительные элементы в оценке женщины.

Несмотря на то, что сам он был счастлив в браке, Мауляна в своей «Фихи ма фихи» в одном месте выказывает отрицательные суждения о женитьбе. Он пишет, что совместная жизнь с женщиной требует огромного терпения. Эта совместная жизнь является средством для того, чтобы человек улучшил себя, стал более зрелым, подобно тому, как чтобы очистить руки от грязи следует вытереть их о полотенце. Основой жизни является заключение брака и принятие на себя всех связанных с этим трудностей. Но те, у кого нет сил на это, могут, как пророк Иса (а.с.), предпочесть холостую жизнь (8).

В «Маснави» привлекает внимание притча о Шейхе Харакани. Один мюрид, желая навестить этого шейха, со многими трудностями пришел к нему. Дверь ему открыла жена шейха, которая тут же начала всячески поносить своего мужа – будто он мошенник и лицемер. Весьма огорченный мюрид ушел, отправился искать Харакани в лесу. И, наконец, нашел его. Шейх ехал верхом на льве, а вместо плетки у него в руках была змея. Он сказал: «Если бы я не проявлял терпение и не нес бы груз этой женщины, вынес ли бы мой груз этот лев?»

В рассказе об А’раби повествуется о женщине, жалующейся на бедность (9). Хотя рассказ и сводится к счастливому концу, время от времени скандал в нем разгорается. Муж говорит: «О, женщина, откажись от ссоры, если не откажешься, то откажись от меня!» Доходит до того, что он восклицает: «Замолчи же! Или я в сей же момент уйду из дома» (10). Женщина тут же начинает плакать, автор при этом замечает: «Слезы – ловушка женщины». Далее говорится:

Когда женщина, которая и не плача, завлекает сердца, начинает лить слезы, от дождя ее слез свергает молния, которая высекает искру в сердце мужчины.

Женщина своим прекрасным лицом пленяет мужчину. Что же будет, если она еще и украситься?

Что будет с тобой, когда та, что играет с твоим сердцем, заставляет дрожать от своей гордости, начинает плакать перед тобой?

В какое состояние ты впадешь, когда та, что заставляет душу обливаться кровью своим равнодушием, начинает молить тебя?

Когда та красавица, что вовлекла тебя в ловушку мучений и страданий, начинает просить прощение, каким может быть это твое прощение?

Ведь Аллах сотворил женщину для утешения и умиротворения мужчин. Поэтому как может Адам покинуть Хаву?

Если кто-то удалью подобен Рустаму, сына Зала, или храбрее Хамзы, в подчинении он является пленником своей жены.

***

Далее Хазрат Мауляна, покинув материальный и человеческий мир, ступает в мир метафизический. Сначала он обращается к символам, сравнивая мужчину с водой, а женщину с огнем, он говорит:

Насколько бы вода не превосходила пламя и не побеждала его, пламя в женщине заставляет ту воду кипеть.

Если между огнем и водой есть сосуд, то огонь заставляет воду кипеть и превращает ее в пар.

Как внешне вода побеждает огонь, так и хотя ты господствуешь над женщиной, в действительности ты побежден ею и желаешь ее!

Посланник Аллаха сказал: «Женщины властвуют над людьми умными и имеющими тонкую душу».

Но невежды властвуют над женщинами, потому что поступки невежд грубы и жестки.

У невежд мало нежности, чуткости, любви, потому что в их природе преобладает животная сторона.

Любовь и нежность же свойственны людям, а гнев и похоть – животные качества».

В конце Мауляна ставит такую точку:

«Женщина – это свет (нур) Истины, она не только любима, она словно творец, а не творение» (11).

Отсюда вытекает истинная ценность женщины. Она несет в себе качества силы Аллаха творить. На нее возложена великая обязанность в деле продолжения жизни, так она является благословенным столпом божественных действий. Согласно тем, кто достиг определенных степеней в познании, «Любовь к женщине – это способность видеть в зеркале их тел Всевышнего». Любовь к женщине мужчины, совершившего немалый путь в духовном мире, означает желание обретения красоты Всевышнего через женщину (12).

***

Таким образом, Мауляна видит женщину светом Истины и делает ударение на качестве творить, заложенном в ней. Что же касается равенства мужчины и женщины, то, согласно ему, они во всех аспектах дополняют друг друга, поэтому если они остаются в одиночестве, то бывают обделенными. Как прекрасно его сравнение:

В мироздании каждая частичка обязательно желает найти себе пару. Как янтарь притягивает соломинку, так и каждая частица обязательно притягивает свою половину.

Небеса говорят земле «Приветствую тебя, ты притягиваешь меня, как магнит притягивает железо».

Небо словно мужчина, а земля – женщина. Она взращивает то, что оно ей дарует.

Если земля остывает, небо дарит ей тепло, если она высыхает, небо приносит ей влагу.

Земля словно женщина вскармливает грудью детей, которых рождает.

В этом смысле у неба и земли есть свой разум, знай же это. Ибо они творят деяния обладающих разумом (13).

***

К притче об А’раби Мауляна дает такие комментарии: «Под этими мужем и женой имеются в виду нафс и разум. Оба они нужны для того, чтобы различать дурное и хорошее. Обо они (разум и нафс) в этой земляной хижине (т.е. человеческом теле) днем и ночью в борьбе и противостоянии» (14).

В другой притче приводится такое сравнение: «Знай же, разум подобен мужчине, нафс и скупость – женщине». Один из них ведет человека к свету, другой – ко тьме. Но когда душа находит верный путь, то разум и нафс, поддерживая друг друга, вдвоем обретают истину, свет. Это утверждение верно в отношении и мужчин, и женщин (15).

***

Если такие высказывания мы находим в трудах хазрата Мауляны, то в повседневной жизни, в своих действиях и поступках он выказывал еще больше доброты и понимания.

У Мауляны была только одна жена. После смерти супруги он женился на другой. Невольниц у него не было (16). Его отношение к браку мы можем видеть в наставлении, которые он дал своему сыну Султану Валеду, когда тот собрался жениться на Фатьме Хатун. Мауляна писал сыну: «Если мы хотим предстать перед Аллахом с белыми лицами, то окружай почитанием ее. Каждый день, проведенный с нею, считай первым днем, каждую ночь – ночью, когда мы впервые встретились. Однажды Посланник Аллаха сказал Али, прося его почитать Фатиму: «Фатима – часть моего тела». И ты должен быть таким для своей супруги…» (17).

Среди последователей Мауляны были и женщины, с которыми он поддерживал очень высокие отношения. Это были женщины и из знатных семейств, и из простого народа. В «Манакибе» Афляки приводится частично их имена (18). В этом труде приводится много риваятов о Мауляне, переданных женщинами. Как передает Гёльпынарлы, женщины даже совершали сема вместе с Хазратом Руми.

***

Мауляна Руми, хорошо знавший человеческую психологию, привлекает внимание к тонкостям женской души. Он напоминает, что принуждение с помощью силы может вызвать противостояние. В «Фихи ма фихи» приводится такой пример, связанный с принуждением женщины укрываться:

«Чем больше ты будешь ее принуждать: «Береги себя, укрывайся!», тем большее ты в ней будешь вызывать желание показать себя. А так как она скрыта, то у людей в той же мере будет усиливаться желание увидеть ее. Получается, ты только увеличиваешь у одной стороны желание видеть, а у другой – быть увиденной.

Например, ты возьмешь хлеб, положишь его в ларь, и, укрывая его от всех, скажешь: «Я никому не дам его, и даже никому не дам его увидеть!» И хотя хлеб в обилии есть везде, люди, желая увидеть этот хлеб, будут приставать к тебе, говоря: «Мы обязательно хотим увидеть то, что ты хранишь!» Ведь «Запретное вызывает у людей страстное желание обладать им».

Если в природе той женщины есть склонность к дурному, ты не сможешь воспрепятствовать этому. Будь спокойным и не терзай свою душу. Если положение противоположное, она опять же пойдем тем путем, каким знает сама, будет действовать в соответствии со своей природой. А старания остановить ее только усилит ее желание» (19).

***

Вывод: В жизни Хазрат Мауляна был реалистом. Рассматривая женщину как человека, он реалистично оценивал ее достоинства и слабости. Сам он в браке имел одну жену, его семейная жизнь была счастливой. Среди его последовательниц были женщины из самых разных слоев общества, с которыми у него были самые чистые и искренние отношения. С другой стороны, с метафизической точки зрения и точки зрения истины, он всячески возносил женщину. Он говорил, что она, имея обязанность творить и рождать, имеет качества, подобные божественным. Мауляна называл женщину «светом Истины».

Мехмет Демирчи

Литература

[1] Bk. M. Akif Aydın, “Kadın”, Diyanet İslâm Ansiklopedisi (DİA), c.24, s. 86-87.

[2] Annemarie Schimmel, Ruhum Bir Kadındır, çev. Ö. Enis Akbulut, s.25, İz yayıncılık, İstanbul, 1999

[3] M. Akif Aydın, DİA, aynı yer

[4] A. Schimmel, Tasavvufun Boyutları, çev. Ender Gürol, s. 363, Adam yayıncılık, İstanbul, 1982.

[5] Nesâî, Işretü"n-n-Nisâ, 1.

[6] Bu yorumlar için bk. İbn Arabi, Fusûsu"l-Hıkem, “Muhammed” fassı.

[7] Abdülbaki Gölpıınarlı, Mevlâna Celâleddin, s. 213, İnkılâp Kitabevi, İstanbul, 1959

[8] Bk. Mevlana, Fihi Mâfih, çev. A.Avni Konuk, (S.Eraydın neşri) s. 81-82, İz yayıncılık, İstanbul, 1994; Scihimmel, Ruhum Bir Kadındır, s. 78.

[9] Mesnevi, I, 2290

[10] Mesnevi, I, 2430.

[11] Mesnevi, I, 2420-2437; Ken"an Rifai, Şerhli Mesnevi-i Şerif, s. 346, beyit: 2455-2574, Kubbealtı neşriyatı, İstanbul, 2000.

[12] Bk. Ken"an Rifai, Şerhli Mesnevi-i Şerif, s. 350,

[13] Mesnevi, III, 4402-4418.

[14] Mesnevi, I, 2616-18; K. Rifai şerhi, b. 2656-58.

[15] K. Rifai şerhi, s. 425.

[16] Abdülbaki Gölpınarlı, Mevlana Celâleddin, s. 213.

[17] Mevlana, Mektuplar, çev. Abdülbaki Gölpınarlı, s.14, İnkılap ve Aka Kitabevi, İstanbul, 1963.

[18] Bk. Schimmel, age, s. 47.

[19] Bk. Mevlana, Fîhi Mâfîh, çev. Meliha Tarıkahya, s.114-118, MEB yayını, İstanbul, 1958; aynı eser, A.Avni Konuk terc. hazırlayan: Selçuk Eraydın, s. 81-83, İz yayıncılık, İstanbul, 1994.


Источник: http://akademik.semazen.net

Перевод: www.islam-portal.ru


Мехмет Демирчи – турецкий ученый, профессор, преподает «Историю тасаввуфа» в Измирском высшем Исламском институте. В 1984 году получил степень доктора, защитив диссертацию на тему «Тасаввуф Газали».  


Возврат к списку