Рафик Мухаметшин: «Российский исламский институт – это уже бренд, во всех регионах России работают наши выпускники»

Рафик Мухаметшин: «Российский исламский институт – это уже бренд, во всех регионах России работают наши выпускники» 2 Января 2024

Рафик Мухаметшин: «Российский исламский институт – это уже бренд, во всех регионах России работают наши выпускники»

Об образовательной деятельности Российского исламского института, о дальнейшем его развитии рассказал ректор РИИ и КИУ Рафик Мухаметшович Мухаметшин.

РИИ уже 25 лет. Каких успехов достиг ВУЗ? И какие их них были наиболее значительными за последние 25 лет?

Действительно, в этом году наш вуз отметил 25 лет образовательной деятельности. Мы начинали как религиозное учебное заведение с направлениями обучения по шариату и изучению Корана. Позже открыли направления теологии, лингвистики и журналистики, в течение многих лет активно увеличивали количество студентов. РИИ начинал с 50 учащихся. Сейчас же в университете 1600 студентов с учётом заочников. Ранее ВУЗ не имел аккредитации, а сейчас она есть практически у всех направлений, таких как: бакалавриат и магистратура теологии, бакалавриат и магистратура лингвистики и бакалавриат журналистки. А в ближайшее время будет аккредитована и магистратура журналистики. То есть, мы соответствуем всем требованиям Министерства образования Российской Федерации.

Как РИИ осуществляет процесс социализации мусульман в российском обществе?

Вопрос социализации, на самом деле, очень непростой. Естественно, как учебное заведение мы, в первую очередь, должны думать о социализации своих студентов. Социализация — это получение глубоких профессиональных знаний. Это значит, что студенты могут применять полученные профессиональные знания во всех сферах жизни общества. То есть, они должны в своей профессии адаптироваться к любой аудитории, как к мусульманской, так и к светской. Вот с этой точки зрения, я думаю, что социализация среди учащихся нашего ВУЗа поставлена хорошо. Наши студенты — современные. Я думаю, что вопрос социализации для них не стоит так остро. Наши выпускники готовы работать в любой сфере.

РИИ занимается подготовкой мусульманской интеллигенции. Какую пользу приносят государству религиозные деятели?

Конечно, мусульманская интеллигенция — это одно, а религиозные деятели — это другое. Но мы занимаемся подготовкой и тех и других. Когда мы говорим о подготовке религиозных деятелей, в первую очередь, это направление «Теологии» Российского исламского института, а также направление подготовки «служителей и религиозного персонала религиозных организаций, профиль подготовки: Исламские науки» Казанского исламского университета. Необходимо понимать, что по статистике в России около 20 млн. мусульман. В Татарстане работает 1500 мечетей, 80 из них функционируют в Казани. Естественно, есть потребность на высоком профессиональном уровне донести до мусульман через институты, духовное управление и мечети истинные знания об исламе. Можно сказать, что это наше призвание. А что касается мусульманской интеллигенции, то только 50% лингвистов работают в мечетях, а остальные работают других сферах. Это и есть мусульманская интеллигенция. Наши выпускники могут работать в любых сферах так, чтобы остальные видели, что он мусульманин, что он работает профессионально, выглядит достойно, у него образцово-показательное поведение. То есть, он своим поведением, своей работой, должен показать, что он мусульманин. Это формирование позитивных представлений об исламе. Это очень важно. Поэтому, мы говорим о том, что наши студенты должны получать больше знаний о вере. Они должны чувствовать изнутри, какие духовные ценности есть в исламе. Таким образом, нашим выпускникам нет необходимости демонстрировать, что они мусульмане так, как другие будут видеть, что он представитель мусульманской интеллигенции — какой он умный, подготовленный, креативный, продвинутый и одновременно он мусульманин. Вот это самое главное, когда мы говорим о мусульманской интеллигенции.

information_items_1821.jpg

В каких международных проектах участвует РИИ и КИУ?

Международная деятельность очень важна, поскольку в своё время Президент РФ Владимир Владимирович Путин говорил о том, что важно создать систему мусульманского образования, которая должна быть конкурентоспособной. Конкурентоспособность, естественно, не только внутри России, но и за рубежом. У нас довольно активная международная деятельность. Мы работаем с крупнейшими университетами мира. Например, с крупнейшим и старинным исламским университетом в Каире Аль-Азхар. Наши многие преподаватели учились в университете Аль-Азхар. Недавно два выпускника окончили магистратуру, аспирантуру, защитили докторские диссертации в Марокко и вернулись к нам работать. На сегодняшний день мы активно сотрудничаем с исламским университетом в Абу-Даби. Сейчас лингвисты и теологи, поехали туда на две недели на прохождение языковой практики. То есть, у нас активно проводится международная деятельность. Наши студенты учатся за рубежом на арабском языке — это говорит о том, что у нас дают достойные знания. Таким образом, постепенно мы входим в международное образовательное пространство.

Как Вы считаете, что нужно для дальнейшего развития и расширения возможностей нашего ВУЗа?

На сегодняшний день мы не ставим какие-то амбициозные задачи для открытия новых направлений. Я считаю, что необходимо развиваться в рамках тех направлений, которые у нас уже есть, поскольку на рынке труда большая конкуренция. Сейчас у нас развивается новое перспективное направление. Мы занимаемся подготовкой специалистов по исламском праву, совместно с Высшей школой экономики. Также совместно с ней мы готовим теологов, а они в свою очередь занимаются передачей теологам юридических знаний и наши выпускники получают двойной диплом. Но не думаю, что в ближайшее время у нас будут открываться новые специальности. Во-первых, это сложно во всех отношениях. Во-вторых, на рынке труда очень сложно найти свою нишу. Если мы откроем новые направления, это не означает, что наши специалисты, например, такие как, юристы и экономисты, будут востребованы. Поэтому наша ниша должна быть чётко обозначена. Например, в сфере исламской экономики специалистов нет. Здесь мы спокойно можем вступить в эту область. Мы также можем готовить специалистов по халяльной продукции. Задачи надо определять исходя из требований рынка. Рынок, на котором мы можем занять свою нишу по исламским знаниям не такой большой, но, тем не менее, когда эта ниша появляется, мы пытаемся ее заполнить.

По теологии мы сейчас открываем аспирантуру. То есть у нас есть бакалавриат, магистратура, а сейчас и аспирантура будет своя. Это очень важно, поскольку кандидатов и докторов наук в этой области практически нет. Своих преподавателей мы тоже будем готовить как специалистов, чтобы они были не только преподавателями, но и экспертами в области ислама и могли работать во всех структурах.

img_1774.jpg

Каких успехов добились наши выпускники? Какими их достижениями Вы можете поделиться?

За 25 лет мы выпустили огромное количество специалистов. Среди наших выпускников очень много известных религиозных деятелей, экспертов по религиозным вопросам в органах власти. Не менее десяти муфтиев России окончили у нас бакалавриат и магистратуру, поэтому наше учебное заведение знают по всей России. На данный момент на дневной форме обучения в РИИ и КИУ учатся студенты из 35, а заочно 45 субъектов России. Также мы очень активно работаем со странами СНГ. У нас очень много выпускников из Казахстана. Мы активно начали работать с Узбекистаном, с Таджикистаном. Очень востребована дистанционная форма обучения. Также в РИИ много учащихся из Крыма. Российский исламский институт – это уже бренд. Во всех регионах России работают наши выпускники. С этой точки зрения, наш ВУЗ очень востребован.

Как Вы считаете, какое достижение в вашей карьере самое значимое? Чем вы можете гордится?

В моей карьере самая высокая точка — это Российский исламский институт. Я работал преподавателем уже практически с самого открытия РИИ, преподавал политологию, философию, историю ислама. Затем в 2006 году стал ректором и до сих пор занимаю эту должность. Поэтому, в моей профессиональной карьере это самая высокая ступень.

Каков был ваш путь, до того как стать ректором?

По образованию я историк — учился в Казанском федеральном университете. Меня интересовала история Татарстана. Затем поступил в аспирантуру. В советское время исламской проблематикой никто особо не занимался. Но я знал, какое место ислам занимает в истории татар. Далее работал в академической сфере, в Академии наук Татарстана. Затем преподавал параллельно в Казахской обсерватории и РИИ. Следующей ступенью в моей карьере стало ректорство в исламском вузе, таким образом, моя карьера никогда не уходила от исламской проблематики.

 

Эмиль Галимзянов,

студент 1 курса направления «Журналистика»

Исламский портал


Количество показов: 314

Возврат к списку