Рафик Мухаметшин: Исчезновение СМР приведет к усилению раскола мусульман страны

Рафик Мухаметшин: Исчезновение СМР приведет к усилению раскола мусульман страны 29 Декабря 2010

Рафик Мухаметшин: Исчезновение СМР приведет к усилению раскола мусульман страны

26 декабря в Татарстане Президент Татарстана Рустам Минниханов подписал Указ о создании в структуре Аппарата Президента РТ Управления по взаимодействию с религиозными объединениями. Такой пристальный интерес к религиозной тематике со стороны первого лица Республики объясняется, скорее всего, вполне себе прикладным интересом - в ближайшие годы Татарстан примет два крупных мировых спортивных события: Универсиаду 2013 года и матчи чемпионата мира 2018 года. Такие крупные мероприятия должны пройти без проблем и неожиданностей. Мы встретились с ректором Российского исламского университета Рафиком Мухаметшиным, чтобы узнать его мнение относительно создания новой структуры, отвечающей за религиозную ситуацию в Татарстане и о последних событиях в мусульманском сообществе России. 

Рафик Мухаметшович, в связи с чем на Ваш взгляд было решено о создании нового Управления в Аппарате Президента РТ? И каковы перспективы его работы? 

Появление нового Управления в структуре Аппарата Президента РТ я оцениваю положительно. Правда, Управление по делам религий при Кабинете министров уже существовало. Но его статус и полномочия для меня всегда казались неопределенными и недостаточно четко прописанными. Новая структура уже имеет довольно высокий статус и ей будет намного легче, чем прежней организации, выстраивать полноценные отношения с религиозными учреждениями и местными органами власти, полноценно организовать работу и на уровне районных администраций, чего сегодня явно не хватает.

Появление нового Управления произошло на фоне конфликтных тенденций в мусульманском духовенстве России. В частности, у многих вызвало неоднозначную оценку высказывания Председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина. К каким последствиям для уммы России могут привести нынешние конфликты?

Мусульманское сообщество России, к сожалению, переживает не лучшие времена. Если 2009 год мы завершили на «высокой» ноте идеи объединения мусульман, то этот год мы завершаем знакомыми нам еще с 1990-х годов взаимными упреками, критикой, стремлением зарабатывания себе дополнительных очков на этой волне и т.д. Здесь все смешалось в один клубок: и ситуация со строительством (точнее нестроительством) мечети в Москве, и события на Манежной площади, и появление нового муфтията – РАИСа и др. В этой ситуации позитивным является то, что ее необходимо рассматривать как испытание мусульманское сообщество на зрелость, на готовность достойно ответить на вызовы времени, как выявление реальных результатов 20-летнего исламского возрождения. 

В этой связи не хотелось бы, чтобы на первый план вышли все негативное и разрушительное, критиканство. Не хотелось бы, чтобы на этой волне мусульманское сообщество пыталось кардинально пересмотреть свое отношение к существующим централизованным структурам мусульман. И СМР, и ЦДУМ, и Координационный центр мусульман Северного Кавказа стали закономерным результатом многолетних, мучительных поисков мусульманского сообщества России в создании центров консолидации. Они эти функции выполняли и выполняют. Конечно, не все идеально, не все, как хотелось бы.

На некоторых информационных ресурсах появилась информация о том, что Вы также выступили с критикой в адрес СМР и лично Равиля Гайнутдина. Такая критика, на самом деле была?

Поскольку Интернет- ресурсы упорно хотят сделать из меня одного из самых главных критиков Равиль-хазрата и СМР, хотел бы сказать несколько слов и по этому поводу. В свое время, еще в начале 2000-х годов, профессионально изучая историю становления институтов мусульман в России, я уже писал о роли СМР в консолидации многочисленных муфтиятов на местах. Сегодня я так же стою на этой позиции. Не только потому, что я, как ректор РИУ, являюсь членом СМР. Не только потому, что СМР является одним из учредителей РИУ. А потому, что я сегодня не представляю полноценного функционирования мусульманского сообщества России без этой организации. Не надо быть серьезным аналитиком, чтобы делать вывод о том, что исчезновение СМР приведет к усилению раскола мусульман страны. 

Что касается моего отношения к Равиль-хазрату, то я могу сказать, что наши отношения до сих пор строились на взаимопонимании. Как один из учредителей РИУ он никогда не мешал нам реализовать наши задачи, наоборот, постоянно подчеркивал приоритетную роль мусульманских учебных заведений, поэтому несколько лет назад по его рекомендации ряд мусульманских вузов стали членами СМР. Да, в последних его вступлениях прозвучала очень эмоциональная оценка событий и личностей, что у меня вызвало определенное недоумение. Но это, конечно, не стало причиной или поводом кардинального пересмотра моего отношения к СМР и его руководителю. Я надеюсь и впредь на плодотворное сотрудничество с СМР. 

Возвращаясь к событиям в Татарстане, хотелось бы отметить последнее заседание Исполкома Всемирного конгресса татар, которое состоялось 24 декабря. На нем Вы выступили с довольно жесткой критикой положения дел в мусульманской умме Татарстана. Чем это было вызвано? 

Да, всемирный конгресс татар в конце года традиционно подводил итоги своей деятельности за этот год. Я как председатель комиссии ВКТ по работе с религиозными организациями так же выступил. Я высказал свою озабоченность по вопросу нравственного воспитания татарской молодежи. Одна из самых негативных тенденций, которую мы наблюдаем в среде мусульманской молодежи, можно охарактеризовать как ее маргинализацию.

Что я имею ввиду? Как ни парадоксально, современная мусульманская молодежь, будучи вполне образованной, постепенно формирует себе новые идеалы, создает себе новые кумиры, становится потребителем новых ценностей, которые как бы не противоречат канонам ислама. Но все наши традиционные ценности, все наше духовное наследие, остаются на обочине формирования этих новых ценностей. Мусульманская молодежь ищет себе кумиров среди проповедников, которые ей доступно объясняют основы ислама. Но эти проповедники не утруждают себя рассказами об истории предков татар, об их славном прошлом, о религиозных и национальных традициях. А светская интеллигенция, как и 20 лет назад, время от времени вспоминает ислам как некий компонент духовной культуры и сокрушается по поводу необразованных имамов. Но для мусульманской молодежи такая позиция неприемлема и для нее в среде нашей интеллигенции нет авторитетов. Поэтому сколько бы не писала наша интеллигенция о наших духовных ценностях, они не интересны для мусульманской молодежи. В этой связи я опять говорил о необходимости формирования мусульманской интеллигенции, которая говорила бы понятиями и на языке, приемлемых для мусульман. Пока нет этой прослойки, молодежь будет формировать свою мировоззренческую установку на религиозных ценностях, осознанно или неосознанно оторванных от наших традиционных ценностей. Кто виноват и кого мы получим? Не маргиналов ли, не помнящих свое родство? К сожалению, похоже так.


Количество показов: 2956

Возврат к списку