Платок лишили содержания – турецкая писательница

Платок лишили содержания – турецкая писательница 18 Мая 2011

Платок лишили содержания – турецкая писательница

Писательница Шуле Юксель Шенлер является одной из тех, кто начал борьбу за платок в Турции. Она не жалеет сил, чтобы обращаться с призывом к молодежи, пережила тюремное заключение, объездила всю Турцию со своими лекциями. И стала причиной того, что многие молодые девушки надели платок. Предлагаем вашему вниманию репортаж с Шуле Юксель Шенлер.

 

Когда Вы начали свою борьбу за платок, за Вами не стояли ни какой-либо центр, ни вакф, ни партия. Если бы за Вами была такая сила, чувствовали ли бы Вы себя сильнее?

Это было такое время, что и не было центров, вакфов такого рода. У меня не было опоры – ни материальной, ни духовной… В действительности, если бы мне кто-то и предложил материальную помощь, я бы отказалась, потому что я действовала исключительно ради призыва к добру и отвращения от дурного – амр билль-маруф ва нахи аниль мункар.

Молодая девушка и страшное давление среды. У меня не помещается это в голове. Откуда такая смелость?

Я начала действовать, говоря себе: «Я уничтожу эти табу. Если даже это кончиться казнью, что бы не случилось со мной, я не испугаюсь». Мне казалось странным, что никто открыто не говорил об истинах. Я посещала лекции устаза Наджипа Фазыля. Он умел воодушевить молодежь. Но я обратила внимание, что он и другие алимы проводят лекции, но никто из них не говорит о практике. Наджип Фазыл делал то, что не делал никто другой. Но тема платка и места женщины в социальной жизни в Исламе была закрыта.

Когда никто не говорил о практике Ислама, Вы сказали «Я буду говорить»?

Каждый действует так, как велит его натура. Свои переживания я передавала на бумаге: «Почему, почему никто не выйдет и не скажет об этом? Почему не объяснит? Почему мой народ оставляют наедине с замешанным на народных обычаях Исламом, с невежеством? Почему наши женщины, следуя комплексу неполноценности, бегут от платка, говоря, что прикрывают голову только деревенщины и прислуга?»

В городах почти не было женщин в платках. Как Вы смогли преодолеть эти предрассудки?

Как человек, живший в то время, и я не могу поверить. Но, подтасовывая историю, многие факты показывая с отрицательной стороны, смогли убедить людей. Я и мои сверстницы были так воспитаны, что нас раздражали хазраты с бородой и усами – «реакционер, дубина» - называли мы их… Узнав же многие истины, я недоумевала: «Если истина такова, то почему она остается только в книгах? Почему прочитавшие их ничего не предпринимают?». Я говорю это не для того, чтобы похвастаться своей верой. Как была в недоумении я в те дни, в таком же недоумении и вы сегодня. Поэтому когда появился тот, кто ответил на его насущные потребности, прочитал аяты, вся нация поднялась как один.

На Ваши лекции приходили молодые девушки, которым никто не говорил о необходимости прикрывать голову или же те, кто знал это, но не осмеливался. Каково было влияние Ваших лекций?

Я объездила с лекциями многие города Турции. Когда же возвращаюсь домой, то столько писем, сообщений, звонков: «Шуле ханум, после Вашей лекции, все наши женщины надели платок – и молоденькие, и в возрасте». Мне пришло предложение из Министерства по делам религии, проводить лекции в любых мечетях Турции. Но я не согласилась.

Почему?

Потому что в мечеть приходят обычно пожилые женщины. А дома их невестки и дочери непокрыты. Если имам в своей проповеди что-то и расскажет о том, что надо прикрываться, эти женщины ничего не могут сказать дома своим дочерям. «Да ну, мама», - скажет и все. А дочери не идут мечеть, говоря: «Да что нам там делать?»

А как же Вы смогли привлечь на свои лекции тех, кто не хотел идти даже в мечеть?

Они слышали, что лекции проводит такая же молодая девушка, как они. И платок она повязывает по-особому, и одета красиво. Им было любопытно, что же я говорю. С чем только мне не приходилось сталкиваться. У меня была тема «Роль и обязанности женщины в Исламе»… Кто слышал тему, сразу морщил нос. А потом смотрят, лекцию ведет писательница, проводить будет в кинотеатре. Так я вызывала у них интерес. В те времена не было специальных лекционных залов. Все стены были обклеены отвратительными афишами. И среди них я, читая аяты и хадисы, проводила свои лекции. Часто я при этом плакала. И в те времена это встречало ответ, силы и вдохновение давал Аллах. Действенно было и мое перо.

Могли ли Вы вообразить, что придут сегодняшние времена?

Я воображала это, но все же сомневалась в такой возможности. После того, как я начала проводить лекции, через семь месяцев меня посадили в тюрьму. Невозможно представить, чтобы в Турции за семь месяцев можно дойти до такого. Но платок получал все большее распространение.

Платок остался проблемой, решать которую пришлось самим женщинам. Мужчины, разделявшие подобные убеждения, не спешили оказать поддержку.

К сожалению, это так. С того времени до сегодняшних дней можно заметить определенную деградацию. То, что должно бы становится более совершенным, более качественным, наоборот, изменилось в худшую сторону. Установилось безразличие. Уже нет того воодушевления, что раньше. Раньше молодые люди просили найти у меня для них будущую жену. Почему? Потому что «Мы верим только Шуле ханум, хотим жениться только на девушках, ее окружающих». Мы помогли многим найти свою пару и свое счастье. Но сейчас женятся на девушках в платке или без, в платке, но, не смотрят на ее качества и положение. Потом бывают разводы. Качество во всем пропало.

Но разве это не неизбежно при увеличении количества?

В своей сути так не должно быть. Если увеличивается и число, все остается совершенным. Можно становится более совершенным, а можно регрессировать. Мы устремились к регрессу. Но что меня огорчает более всего и другое. Сейчас везде встретишь женщин в платках, что наполняет меня гордостью, но сколько выступающих на сцене в полуобнаженном виде, в странных одеждах ходящих по улице… Да, сейчас уже нет той одежды, что называлась «пардесу» (широкий и длинный летний плащ, хиджаб такого рода). Сначала стали носить тунику, а сейчас все укорачиваясь и укорачиваясь, она превратилась в жакет. Платок лишили содержания. Платок означает «покрывало», что имеет один корень со словом «укрываться».  Это одежда, не привлекающая внимание к тому, что скрывает. Хотя, на мой взгляд, многое деградировало, я возношу благодарность Аллаху и за это. Может, начавшись так, это измениться, потому что общество переживает то один период, то другой. По крайней мере, и это от Ислама. Нужно и это.

В последнее время, конечно, положение исправилось, но по какой причине проблема платка столько лет не могла получить разрешения?

Есть и другие причины, но главная все та же – платок лишили содержания. Пришли к такому состоянию, что достаточно только дать приказ… Все эти интриги известных сил, направленные все к тем же целям, всё то, что они делают, используя свое влияния – от начала до конца это борьба между верой и неверием, иманом и куфром, которая будет продолжаться до Судного дня. Все это вещи, огорчающие мусульман, но если бы, не страшась борьбы, мы могли жить в соответствии с основами нашей религии, наш Господь не дал бы неверным такие возможности. Какие мы сами, таковы и наши правители.

Я считаю, что Ваша книга «Улица мира» («Huzur Sokağı») положила начало новому жанру, который можно назвать «романом хидаята». А Вы как думаете?

Да, не было такого жанра, как «мусульманский роман». Разве что один Хакимоглу Исмаил… «Улица мира» уже 40 лет не теряет своей популярности. При этом нет никакой рекламы. К тому же, ее интересуются не только религиозные люди. Она под рукой и у студентов университетов, и у длинноволосых с серьгами в ушах. В чем тут причина, не могу понять и я.

Но есть то, что отделяет Ваши романы от других, потому что Вы, осмелившись на большее, взялись за тему любви.

Мне не кажется правильным отстраняться от темы любви. По-моему ошибочно считать виной то, что заложено в природе человека. При этом если есть любовь, но при этом совершается что-то противоречащее Исламу, то я против этого. В книге, когда главный герой Билял отправляется на берег, то он отчитывает направившуюся вслед за ним влюбленную в него Файзу, говоря: «Что может делать тут молодая девушка так поздно?»… Но когда книгу экранизировали, то изменили эту сцену. В фильме молодые люди встречаются, гуляют вместе. Роль няни сыграла Шазийе Морал. Мы с ней все время ругались. Она покрывала голову только на половину. Когда же я говорила: «Так не бывает, ты должна быть образцом, закрой всю голову», она отвечала: «Ой, ну зачем же совсем так!» Голову закрывала, но наносила макияж. Я говорю: «Так нельзя», она не соглашается. Это был просто ужас.

Если бы Вы сегодня создавали «Улицу мира», то как бы написали ее?

Я написала бы так же, ничего не меняя.

 

Источник: www.yenisafak.com.tr


Количество показов: 3296

Возврат к списку