• Архив

    «   Октябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30 31          

Смелые люди

На просторах интернета есть удивительный сайт очень смелых людей ansarumma.wordpress.com. Этот сайт привлек мое внимание, разметив у себя новость про недавнее решение Совета улемов ДУМ РТ. Цитирую текст новости полностью:

Цитата
Кафиры пополняют «черный список». Под запрет попал Шейх Альбани и книга молитвы Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха). Русские кафиры и муртады продолжают пополнять список исламской литературы и научных трудов, которые запрещены к чтению в России. В Татарстане собрались на свою сходку местные муртады из местного ДУМ, которые объявили о создании т.н. «совета улемов». Самый главный вопрос, которые обсудили муртады – обновление «черного списка» исламских книг, которые запрещены к чтению мусульманами.

Сходка муртадов решила запретить к использованию в мечетях и медресе следующие 5 книг:

1. Шейх Али бин Аби аль-Изз аль-Ханафи. «Комментарии к вероучению имама Ат-Тахави». Нижнекамск, Рисаля, 2011 – 504 с. (русский перевод);
2. Абу Адель. «Молитва обязательна в Исламе. Самая короткая молитва» (русская и татарская версия);
3. Умар Сулейман аль-Ашкар. «Вера в Аллаха». Издательство «МИР». Пер. с арабского, вступ. слово и примечания Э.Р. Куливеа. 2008 – 366 с. (русский перевод);
4. Мухаммад Насирад-Дин аль-Албани. «Описание молитвы Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) с самого начала до конца, как если бы это видели собственными глазами». М.: УММА, 2004. – 270 с. (русский перевод);
5. Камаль Эль Зант. «Расскажи мне о вере». Казань: Издательство «Идель-Пресс», 2007. – 528 с.

Как отметил один из главарей местных муртадов из ДУМ Рустам Батров, была проведена «предварительная экспертиза», после чего был составлен список книг, который муртады объявили запретными. При этом муртады нагло объявили, что эти книги известных исламских ученых с мировым именем якобы не соответствуют ханафитскому мазхабу.

Так выглядит такфир в действии, ставший плачевным результатом активной деятельности ряда зарубежных религиозных миссионеров. И если кто-то еще думает, что дискуссия о двухсоставном и трехсоставном определениях веры – это, дескать, отвлеченная богословская софистика, не имеющая отношения к нашим реалиям, тот на этом примере может легко убедиться в обратном. Если кто-то еще полагает, что богословское учение Абу-Ханифы, изложенное в возводимых к нему трактатах, интересно лишь  историкам богословия, тот глубоко заблуждается. Люди, притязающие на право Аллаха решать, кто является верующим, а кто нет, живут среди нас, в наше время, а не где-то там заграницей или в средних веках.

И в заключении добавлю: «Ащхаду ан ля иляха илля Ллах, ва ащхаду анна Мухаммадан расулую Ллах». Кто понимает смысл этих слов и знает некоторые изречении нашего Пророка на тему такфира, тот поймет, почему создателей сайта, разместивших процитированный текст, я в самом начале поста назвал очень смелыми людьми. Смелыми перед Аллахом.

Нас дурачат не просто так

В одной из книг по исламскому вероучению, изданной в Казани в 2007 г., дается трехсоставное определение веры: «Иман (вера) – это убеждение сердцем, подтверждение языком и выполнение действиями». Подобное понимание веры, как я уже писал, крайне важно для ваххабитской идеологии. При этом речь идет не о какой-то малозначащей богословской формулировке, а об определении, которое при определенных условиях напрямую открывает путь к террору и религиозной резне, а потому касается каждого из нас. Впрочем, в приведенной цитате нет ничего нового (разве что грамматические ошибки) и не стоило бы обращать на эту книгу внимания, если бы не дальнейшее замечание автора. «Все ученые согласны, что эти три составляющие, – пишет он, – являются частями веры. Абу Ханифа сказал, что самое главное – это убеждение сердцем и подтверждение языком, а выполнение действий не является частью веры, но оно необходимо для того, чтобы вера была полноценной».

Утверждение автора о том, что все ученые согласны с трехсоставным определением веры, как уже, наверное, догадался читатель – абсолютная ложь, как и ложь то, что Абу-Ханифа считал «выполнение действий» необходимым для того, чтобы вера была полноценной. Впрочем, автор в приведенной цитате находит место и для правды. Однако соответствующий взглядам Абу-Ханифы тезис о том, что «выполнение действий не является частью веры», он ловко встраивает в свой контекст таким образом, что полностью выхолащивает его, что позволяет подкрепить авторитетом великого исламского ученого важнейший пункт ваххабитской идеологии. Чтобы понять, как это делается обратите в цитате внимание на то, что, по Абу-Ханифе, «убеждение сердцем и подтверждение языком» – это не главное, а единственное (!) в контексте определения веры и таких понятий как полноценная или неполноценная вера в его богословской системе просто не существует.

Автор работы по исламскому вероучению объемом свыше 500 стр., которая к тому же отрекомендована как учебное пособие, не может не знать таких вещей. Тем более, что по всему комплексу богословских вопросов, связанных с проблемой соотношения веры и деяния хазрати Абу-Ханифа предельно четко и крайне подробно прояснил свою позицию. И сделал это в нескольких трактатах, к которым я и отсылаю заинтересованного читателя. Вообщем, перед нами очередной пример нечестной тактики прикрытия именем великого Абу-Ханифы. Очередной ваххабитский «лохотрон»!

По Абу-Ханифе, вера – это убеждение сердцем и подтверждение языком. Точка. Никаких «выполнения действиями» для обретения полноценной веры у Абу-Ханифы нет! Вас дурачат и водят за нос, когда говорят иначе. Вам нагло лгут, когда утверждают, что все ученые согласны с тем, что у веры есть три составляющих. Хотите знать, кто это делает? Пожалуйста: Камаль Эль Зант, бывший проповедник мечети «Энилэр», что напротив Российского исламского университета. Приведенная цитата была взята из его книги «Расскажи мне о вере» (стр. 435).

Никто не может отрицать за людьми права придерживаться трехсоставного определения веры, как и исповедовать любые другие взгляды. К тому же формально данное определение признается в трех канонических исламских толках (мазхабах), хотя и не так, как его интерпретируют хариджиты и ваххабиты. Однако зачем обманом выдавать за учение Абу-Ханифы те суждения, которых он не разделял? Сегодня традиционалистам их оппоненты инкриминируют то, что они следуют ханафитскому толку якобы по коньюктурным соображениям. А на чем основана тогда тактика прикрытия ханафитским мазхабом? В подобных случаях народ говорит: «По себе судите!» Но речь не только об этом. Многочисленные факты того, что нам любой ценой навязывают идеологию трехсоставного определения веры говорит о том, что мы имеем дело с целенаправленной, системной работой по ее продвижению. И это делается не просто так.

Впрочем, не следует думать, что ваххабиты – это монстры, живое воплощение зла. Нет, это милые люди, некоторые из которых в отличие от многих бездельников что-то делают ради продвижения своего понимания ислама. Думаю, в этом они искренни, хотя и не всегда честны, поэтому и прикрываются обманным путем авторитетными именами Абу-Ханифы, Тахави, Ахмад хади Максуди (см. мой пред. пост). Да, кто-то благодаря ваххабитам принял ислам, кто-то – укрепился в вере. Это правда. Как правда и то, что массовые убийства и теракты на Св. Кавказе начинались не без участия богословов. Мы в Татарстане тоже встали на этот путь. И выглядит он так: трехсоставное определение веры – такфир – теракт. Первые две станции пройдены. Недавние события в Нурлате (попытка подрыва милицейской машины) показывают, что началась высадка на третьей, конечной, станции.

Ну и чтобы закончить не на столь пессимистичной ноте, расскажу самый короткий исламский анекдот: «Камаль Эль Зант – член т.н. Совета по ханафитскому наследию». Ради того, чтобы поднять себе настроение поинтересуйтесь на досуге, кто еще туда входит. Поверьте: наши оппоненты не лишены чувства юмора.

P.S. «В целом прекрасная работа, достоянная тиражирования и распространения». Гусман хазрат Исхаков (из предисловия к книге Камаля Эль Занта «Расскажи мне о вере»).

«Главная и основная цель данной книги – это формирование полного и правильного понимания всех столпов Веры». Абубекеров Ш.М. (из рецензии на книгу Камаля Эль Занта «Расскажи мне о вере»).

Ваххабитский лохотрон

Недавно в руки мне попал учебник для начальных классов мусульманских школ «Муаллиму сани» А.Максуди. Эта книжка особенно дорога для меня, т.к. именно по ней я научился читать Св. Коран. Тотчас всплыли воспоминания из детства. Помню, как отец отвел нас с братом в воскресную школу со словами: «Здесь вас научат самому главному». Помню нашу старую маленькую мечеть (то были первые курсы ислама в городе, Соборную мечеть власти еще не вернули). Помню своего первого хазрата в толстой вязанной кофте и холодный трамвай, на котором мы с братом возвращались зимой с занятий… Пролистывая вместе с воспоминаниями страницы брошюры взгляд случайно упал на вероучительные тексты учебника и вереница картинок из прошлого мигом исчезла. Что-то не то. Меня обманули.

Не тем оказалось определение веры. Вместо двухсоставного (ханафитского) ее понимания в тексте было напечатано трехсоставное. Что такое? Вновь смотрю название книжки. Все верно: «Муаллиму сани». Может это одноименная работа другого автора? Нет, написано: «Ахмад хади Максуди». В чем же дело? И снова воспоминание. На этот раз из студенческих лет. Вспомнилось, как устаз на лекциях рассказывал нам про такое явление как тадлис.

Тадлис активно использовался в мусульманском «Средневековье». По сути, это то же самое, что и сочинительство подложных (вымышленных) хадисов. При этом чьи-то идеи выдавались не только за слова Пророка, но и под именем какого-нибудь авторитетного богослова. Этим нечестным приемом активно пользовались всевозоможные исламские секты, выдававшие свои произведения за труды признанных авторов. Во времена рукописных книг, в мире без интернета такой метод весьма успешно давал свои плоды. Но кто бы мог подумать, что и в наши дни, при том в Казани, найдутся люди, которые также не побрезгуют опуститься до такой мерзости.

Вопрос определения веры – ключевой для противостояния религиозному радикализму. Согласно ханафитской традиции, вера есть «внутреннее убеждение» и «словесное признание». В этом для многих мало что значащем определении скрыт богословский ключ к религиозной терпимости, спасший в свое время немало жизней и по сей день остающийся одним из важнейших теологических методов профилактики радикализма и экстремизма.

Главное в этом двухсоставном определении – не то, что в нем сказано, а то, чего там нет. А нет там третьего элемента – «должного деяния», которое включали в понятие веры хариджиты, считающиеся идейными предшественниками ваххабитов. Признание «должного деяния» синонимом веры в конечном итоге оправдывал в их глазах такфир («обвинение в неверии») и убийство любого неугодного им противника. Логика здесь проста: за каждым можно признать отсутствие «должного деяния», ведь каждый грешен, и стало быть, каждого можно признать неверным, врагом. Даже если ты являешься праведником, все делаешь верно и не совершаешь никаких ошибок, это не значит, что ты будешь спасен от карающего меча. Азракиты (ветвь хариджитов) признавали неверным, подлежащим убиению, даже собственных сторонников, не слишком рьяно, по их мнению, участвовавших в джихаде. Нет должного джихада, нет должного деяния. Нет должного деяния, значит, нет в тебе и веры. Умри, сволочь! Именно этой логикой руководствуются бандиты, взрывающие машины мусульман-милиционеров и муфтиев; террористы, закладываюшие бомбы в людных местах, осознавая, что среди погибших будут и мусульмане. Они прекрасно знают, что нельзя убивать своих единоверцев. А кто сказал, что они единоверцы, что они вообще веруют?

Абу-Ханифа всю свою жизнь настойчиво боролся за двухсоставное определение веры и даже под страхом смертной казни, когда хариджиты захватили его родной город Куфу, отказался отречься от него и проистекаемых из него выводов. Разграничение веры и деяния – центральная тема, возводимых к нему трактатов «Учитель и ученик», «Упрощенное знание», «Послание Усману аль-Батти» и др. В этом вопросе он был более строг и принципиален, чем основатели других мазхабов («канонических толков»), считавших, что «должное деяние» можно включить в определение веры, однако подразумевая, что оно является не признаком ее наличия, а свидетельством ее совершенства.

К чему все это сказано? Многие, наверное, слышали, про ваххабитское ноу-хау: тактику прикрытия ханафитским мазхабом. Так, благодаря этой тактике мы имеем хорошее издание «Толкования акыды ат-Тахави». Бдительные чиновники и фсбэшники с опасением наводят справки. Но все в порядке. Альтернативные источники подтвердили: «Акыда ат-Тахави» – самый, что ни на есть ханафитский труд (что действительно так). Только вот толкование к нему – ваххабитское по всем ключевым вопросам. Благодаря этой тактике мы имеем переизданный учебник А.Максуди, первый учебник в жизни многих российских мусульман. А здесь и беспокоится вообще не о чем, ведь это же наш, татарский, богослов, ему можно доверять. Только вот про тадлис никто не подумал.

Ваххабиты могут не только ханафитские книжки печатать, но и какой-нибудь комитет по ханафитскому наследию учредить, и риторику на ханафитский манер перекроить, и даже намаз по-ханафитски совершать. Не это для них главное. Главное – идеология, то, во что будут верить. Можно и брюки распустить, и бороды укоротить, и лишь один раз поднимать руки во время молитвы. Все это не принципиально. Вас и ваших детей будет убивать другое – трехсоставное определение веры. При этом многие из ваххабитов считают себя умеренными и никого не призывают ни расстреливать, ни взрывать. Это истинная правда. Они призывают к миру. Их задача в другом – продвигать идеологию (в которую они искренне верят сами). Они просто печатают книжки ханафитских авторов и татарских богословов, тихо преподают по этим книжкам, никому не мешают, к хорошему призывают... На вспаханное ими богословское поле вербовать в убийцы придут другие – те, кто знает, как в нужном направлении запустить механизм трехсоставного определения веры. Возможно, сами татарстанские ваххабиты и не подозревают, пешками какой игры они неосознанно стали. Пишу так, ибо для верующих (а ваххабиты – это мои братья-мусульмане) надо найти сорок оправданий. Хотя как оправдывать тех, кто обманным путем распространяет свои взгляды?

Впрочем, не верьте моим словам: просто сравните старое издание «Муаллиму сани» (если вы его еще найдете в Казани) с экземпляром его широко разошедшейся ваххабитской подделки (стр. 36). Не поленитесь найти и неханафитское толкование ханафитской Акыды ат-Тахави. За публикацией этих книг стоят не абстрактные силы, а конкретные люди, которые сейчас выставляют себя невинными агнцами и спешно наряжаются в униженных и оскорбленных.

В лихие девяностые на улицах российских городов была распространена игра, названная народом «лохотрон»: от доверчивой публики требовалось угадать, в каком из трех стаканчиков находится шарик. Все было подстроено так, что невольно возникало ощущение в пользу одного из них. Все искренне верили: искомое там. Но стоило поднять стакан, внутри был лишь обман. Мир вам и милость Аллаха.

Абсолютный ноль: битва продолжается!

Российские мусульмане настолько устали от постоянных конфликтов и сколков между некоторыми служителями ислама, что, видимо, уже позабыли, что помимо сведения личных счетов существует еще и общественная дискуссия, которая крайне необходима для более глубокого понимания волнующих всех нас проблем. Именно к такому выводу я пришел, прочитав некоторые отзывы на мой предыдущий пост.

Сегодня перед нашей уммой стоит фундаментальный вопрос: в каком направлении развивать отечественную школу мусульманского богословия, и, как следствие этого – российскую систему исламского образования? К сожалению, многие из нас за остротой публицистических формулировок не видят этой проблемы, когда идет ее обсуждение, и по инерции полагают, что наблюдают за очередной межличностной грызней. А жаль. Вопрос то не шуточный.

Обратимся к примерам. Недавно Шавкат хазрат в интервью одной из газет сказал, что не взял бы студентов РИУ к себе в мечеть даже охранниками. Что означают эти слова? Наши студенты составляют почти полностью приход мечети «Энилэр», где работает Шавкат хазрат, и многие из них подобное высказывание могут воспринять как высокомерное неуважение имама в отношение своих собственных прихожан. Наши студенты, которые недостойны работать охранниками – это почти 800 человек из 44 регионов России, которые, несмотря на мощнейшее противодействие и черный пиар со стороны определенных кругов, сделали свой выбор в пользу нынешнего РИУ, что стало абсолютным рекордом за всю историю его существования. Многие из этих студентов уже давно служат, как и Шавкат хазрат, имамами и тем менее они поступили в РИУ как на факультет теологии, так и на факультет исламских наук. Как им воспринимать подобные нападки в свой адрес? А как должны воспринимать их простые мусульмане, которые доверяют этим имамам и многие годы вершат за ними свои молитвы? Можно ли считать столь нелестный отзыв о наших студентах также и "публичным унижением" свыше 100 преподавателей и сотрудников ВУЗа, вкладывающих все свои знания, весь свой профессионализм и всю свою душу в своих учеников, но, по мнению Шавкат хазрата, не способных подготовить даже тех, кто бы мог стать хотя бы охранником в маленькой казанской мечети?

Что же имел ввиду Шавкат хазрат, когда наносил свой удар по всем этим людям? Если это был личный выпад против них, т.е. оскорбление, то он тем самым дает моральное право ответить ему той же монетой. И если, кому интересен подобный уровень дискуссии, то теперь у него развязаны руки. Как говорится, сам начал. Но я все же отношусь к высказыванию Шавката хазрата иначе. Мне кажется, что уважаемый хазрат, как и все мы, озабочен проблемой качества обучения в рамках зарождающейся российской системы мусульманского образования, где РИУ играет ключевую роль. Я думаю, что он в своем отзыве о студентах РИУ обозначает данную проблему. И поскольку, как я полагаю, хазрат ничего не имеет лично против всех тех, кого могло бы обидеть его нелестное высказывание, то, стало быть, он выступает здесь именно в общественном ключе, т.е. приглашает всех нас через свое интервью в газете к публичной дискуссии. Мой предыдущий пост – это отклик на его приглашение.

Когда человек, занимающий общественно значимый пост, делает публичное заявление о том, что дореволюционное татарское богословское наследие не стоит и половины книг его личного кабинета, то подобные слова – это не частная беседа на кухне, а вызов, брошенный всему татарскому обществу, в т.ч. и лично мне как религиозному деятелю. На что рассчитывал автор подобных утверждений? Что мы будем молчать? Или что нам нечем ответить? Прошли те времена, когда постоять «за державу» могли только старые бабаи.

Для меня подобные плевки в адрес нашего наследия имеют и личное измерение. Еще в середине девяностых, когда арабские фонды почти безгранично правили на просторах российского ислама, когда зарубежные эмиссары ваххабизма тузами ходили среди российских мусульман, я будучи студентом, начал перевод трактатов имама Абу-Ханифы. Это сейчас его имя поднято на знамена, а тогда, помню, как я по своей юношеской глупости и максимализму зарывался в окопах и был вынужден срывать уроки одного нашего аль-азхаровского преподавателя, исповедующего ваххабитские взгляды. Словно загнанный зверь, огрызающийся от отчаяния, я не давал ему говорить, за что выставлялся им за дверь. Тогда я не понимал, что такой подход ничего не меняет. Но все же именно благодаря тому, что в отечественном исламе всегда было сопротивление той мощной агрессии, которую под дудку западных спецслужб развязали против российских мусульман нефтеносные державы, скупившие и завербовавшие многих наших имамов и даже муфтиев, сегодня ситуация начинает понемногу меняться. Теперь уже наши идейные оппоненты оказались в положении загнанного зверя. Они вынуждены прятаться под маской ханафизма, чтобы сохранить свои кресла. Им теперь катастрофически не хватает аргументов и знаний, а потому они берутся за автоматы и взрывчатку. В России уже более 50 имамов и муфтиев мусульманского идейного фронта пали шахидами в развязанной против нас войне! Да, они в отчаянии и спешно примеряют роль униженных и оскорбленных. Однако рано опускать руки. Если мы будем молчать, когда втаптывают в грязь наше богословское наследие, когда нам подсовывают ложные ориентиры, то все еще может вернуться на круги своя. И я глубоко убежден, что если тогда они не смогли сломить наше сопротивление, то и сейчас у нас есть шанс рассказать людям правду, открыть им глаза на то, что происходит и, возможно, кто-то встанет на истинный путь.

Почему ваххабизм победит-2

В традиционном обществе коллектив преобладает над индивидом, в современном, наоборот, индивид преобладает над обществом. В традиционных обществах человек – это всегда часть нечто большего: семьи, рода, племени и всего того, от чего он неотделим. В современном же атомарном обществе человек – одинокий пуп земли, вокруг прав и кошелька которого вращается весь мир. Именно этот водораздел определяет разницу в этике и мироощущении представителей обоих миров. Именно здесь же проходит грань между ваххабизмом и традиционной религией.

Осознать свою причастность к чему-то превосходящему нас традиционная религия учит через послушание. Послушание имаму своей махали, учителям мазхаба, наставнику-устазу и так вплоть до высшего Авторитета в религии. Посыл ее примерно таков: не ты в религии главный, есть что-то выше тебя. Подобное послушание помогает человеку вырваться из плена своего самовлюбленного эго (нафса) и тем самым обрести свободу, ведущую к Богу.

У ваххабитов же все по-другому. Их главный посыл служит протиоположной цели - потрафить тщеславию современного человека. Он звучит примерно так: вот Коран, вот Сунна – читай и решай сам! Ведь это круто, подобно великим муджтахидам, самим отвечать на сложнейшие религиозно-богословские вопросы. Де-факто ваххабиты отказываясь от мазхабов следуют новым учителям, типа, шейха Албани. Но многие из них этого не осознают. Ибо они просто ослеплены красивым лозунгом, делающим их значимым в собственных глазах. Ваххабитский лозунг – бальзам для человеческого эго (нафса), раздувающегося благодаря нему до невообразимых пределов. Поэтому для ваххабитов с таким суперэго нет никаких авторитетов: ни имам, ни муфтий – им не указ. Им можно плюнуть в лицо или прикончить где-нибудь в подворотне.

Вот почему ваххабиты несмотря на свою «средневековую» длиннобородость и короткобрюкость – это очень современные люди. Ибо сегодня весь мир перекраивается под принципы и стандарты индивидуализма, делающего тебя, потакающего бесконечным желаниям поработившего тебя эго, главным двигателем потребительской экономики и центром нового мироздания. Отказаться от этой сладкой приманки нафс никогда не захочет, ведь доверится авторитету, который выше тебя, означает потерять контроль над ситуацией, отказаться от своей эгоцентричности, что для трусливого и самовлюбленнго эго равно смерти. Поэтому у традиционной религии практически нет шансов. Ваххабиты, оседлавшие глобалистскую волну индивидуализма, сметут на своем пути всех своих идейных конкурентов, старомодно говорящих о каком-то там послушании и доверии.

Почему ваххабизм победит?

Поскольку ваххабитский бренд нынче запятнан кровью жертв терактов и убийств на религиозной почве ваххабиты очень расстраиваются и обижаются когда их называют ваххабитами, умоляя именовать их салафитами или «просто мусульманами». Ваххаб – это одно из «прекрасных имен» Всевышнего. Другими словами, ваххабит буквально означает что-то вроде аллахиста, т.е. Божьего человека. И раз ваххабиты считают такое наименование для себя оскорбительным, то честно будет подобрать для них, известных своей нелюбовью к традиционному исламу, что-нибудь более точное, например, мусульмане нетрадиционной ориентации. Хотя с другой стороны, способствовать их стремлению дистанцироваться от названия с кровавой репутацией и помогать им провести ребрейдинг – это значит лить воду на их мельницу и быть косвенно ответственным за те зверства, которые они творят.

Вне зависимости от используемого термина, мы должны понять самое существенное: ваххабизм, в частности, и исламский радикализм, в целом, пришили в нашу жизнь навсегда. Более того: ваххабиты пришли, чтобы победить. И они это сделают, несмотря на все потуги их противников. И на это есть несколько причин.

Во-первых, как известно, ваххабиты обслуживают заказ западных спецслужб на создание образа всемирного пугала, роль которого после краха советской «империи зла» назначен выполнять радикальный исламизм. Под видом борьбы с террором удобно грабить мировые богатства. Здесь западные силы и ваххабиты выступают в одном неразрывным тандеме, действующим по методике злого и доброго полицейского. Лучшим олицетворением их парного танго может служить дружба семей Бен Ладенов и Бушей (в свое время Салем Бен Ладан, старший брат Усамы, и Джордж Буш, тоже старший, даже скрепили свою дружбу совместным бизнесом в нефтяной компании Arbusto). И до тех пор, пока существует такой тандем ваххабизм (как и радикальный ислам в целом) будет пользоваться поддержкой по всему миру со стороны самых мощных держав в истории человечества (как и они будут пользоваться неизменной поддержкой ваххабизма). На территории РФ неплохие выгоды от вахабитской угрозы извлекают власти Чеченской Республики. Чем больше федеральный центр выделят им средств на борьбу с терроризмом, тем неуловимей становятся ваххабиты, о чем недавно заявил в своем запоздалом прозрении Д. Медведев, назвав статистку зачисток террористов на Сев. Кавказе «брехней». Вооруженные до зубов ваххабиты продолжают бегать по крошечной территории Чечни, которая за годы борьбы с этим злом превратилась в цветущий край, пухнущий от федеральных денег. Коротко говоря, пока есть экономический базис, будет и ваххабитская надстройка.

Во-вторых, ваххабизм стал буфером для аккумулирования протестных настроений общества. И поскольку сильные мира сего, как известно, всегда будут угнетать слабых ваххабизм просто обречен на успех. Часто теракты на северном Кавказе поначалу не преследуют никаких религиозных целей (как это обычно преподносят в СМИ), ибо являются по сути лишь криком отчаяния задушенной в тисках оппозиции, не имеющей иных действенных способов отстаивать свои интересы, кроме противозаконных. Простые чеченские женщины, потерявшие своих детей в застенках силовых структур, обвязывались в свое время гранатами не от хорошей жизни, а в надежде найти правду. Но в конечном итоге именно отчаяние и безысходность толкает многих людей к религиозному радикализму. Это мы наблюдаем повсеместно: и на Сев. Кавказе, и в Палестине, и в других горячих точках планеты. Радикальные настроения мусульман обильно орошаются и откровенной глупостью и непродуманными действиями властей, например, в Москве, где благовидно-очковтирательный запрет на строительство новых мечетй просто уже ни в какие ворота не лезет даже с точки зрения антимусульманских либералов-западников. Благодарные московским чиновникам ваххабитские ловцы душ уже раставили свои сети и сладостно потирают руки в предвкушении обильного улова.

Но было бы большой ошибкой считать, что популярность ваххабизма основана только на политике и деньгах. Да, верхушка общественной пирамиды благодаря радикализму не плохо зарабатывает. Но простые мусульмане идут в ваххабизм явно не за деньгами, и не только в силу протеста, но и по другим причинам. Все дело в том, что ваххабизм является откликом на социально-духовные запросы многих мусульман, искренне верящих в него. Так что же дает ваххабизм обычным людям? Для того, чтобы ответить на данный вопрос важно понять главное: ваххабизм – это не просто религиозное (или религиозно-политическое) течение, как многие полагают. Ваххабизм – это исламское проявление глобализационных процессов. Именно данное обстоятельство (помимо прочего) предопределяет неизменный успех его пропаганды по всему миру, ибо ваххабиты, как никто другой в исламском сообществе, идут в ногу со временем. Не по форме, но по сути. А разве существует социальная сила, способная остановить нарастающую глобалистскую лавину? Если она и есть, то в обозримом историческом горизонте ее пока не видно. А значит, и шансов на победу ваххабизма нет. Впрочем, объем данного блога уже исчерпан и я вынужден сказать: to be continued.
ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Уважаемые читатели сайта «Исламский портал», представляем вашему вниманию правила комментирования на нашем сайте.

1. Запрещаются любые оскорбительные высказывание в адрес ислама и личности нашего Пророка Мухаммада (с.а.в);
2. Не позволяются высказывания оскорбляющие другие религии и сеющие межнациональную и межрелигиозную рознь;
3.Запрещается любая ненормативная и оскорбительная лексика;
4.При комментировании статей и постов, не разрешается переходить на личности. Просим вас высказываться по существу обсуждаемых проблем и тем;
5.Запрещается выкладывать гиперссылки на другие Интернет-ресурсы;
6. Не разрешается в комментариях публиковать большие цитаты и куски чужих текстов. Формулируйте и высказывайте свою точку зрения. Цитирование возможно, однако, в меру.

Редакция «Исламского портала» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не соответствуют правилам сайта.

С уважением,
администрация
Islam-portal.ru