• Архив

    «   Ноябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30      

Арабский национализм неоамериканцев

Не будет далек от истины тот, кто скажет, что Эль-Кувейт – это один из штатов США, только с преобладающим мусульманским населением. Впрочем, речь не о политике, а о языке. Большая часть населения Эль-Кувейта – гастрабайтеры из Бангалдеша, Индии, Пакистана, и других стран. Я ничего против них не имею, но за время пребывания в Эль-Кувейте не раз хотелось воскликнуть: «Понаехали!»

Дело в том, что поездка в арабскую страну – это всегда возможность попрактиковать свой арабский язык. Узнать поближе арабскую культуру в Эль-Кувейте у нас не получилось – ее там практически не осталось. Но и я с языком та же беда. Обслуживающий персонал в гостинице не знает арабский вообще. Ни единого слова. Торговцы на рынках знают его на уровне цифр или чуть более. Но явно недостаточно, чтобы поторговаться по душам, как это принято на мусульманском Востоке. Ведь здесь торгуются не для того, чтобы снизить цену, а чтобы пообщается с приятными людьми. Порой, за чашкой чая разговор от обсуждения цен и качества товара плавно переходит на высокие темы о смысле жизни или о политике. И хотя торговец, снизив цену с 15 $ до 6 $, делает это всегда исключительно для тебя, ибо ему дороги мусульмане из России, ты прекрасно знаешь, что за углом начальная цена того же товара не больше 5$. Но лично я никогда не жалел о подобных убытках, ибо научился воспринимать их как плату за возможность прикоснуться к арабскому менталитету, местному диалекту и образу жизни интересных людей. Эдакие инвестиции в свое образование. Увы, в Эль-Куйвете мы лишены были такого счастья.

Национальный состав улиц Эль-Кувейта полностью отражается и на прихожанах «Большой мечети» во время пятничного богослужения. Когда перед началом молитвы я обернулся назад, то ахнул: арабы были в жалком меньшинстве. В процентном соотношении их было примерно столько, сколько и татар в мечетях Центральной России. Или около того. Остальные молящиеся – это приезжие мусульмане, которые, судя по короткому опыту общения с некоторыми из них, больше владеют английским, нежели арабским. А теперь вопрос: как вы думаете, на каком языке читалась пятничная проповедь?

Для того, чтобы правильно ответить на это вопрос вам надо знать главное: в исламе нет национализма. Мечеть – это не место, для решения националистических задач. В ней общие интересы всех мусульман в их стремлении к знаниями должны преобладать над местечковыми амбициями жалких националистов. И т.д. и т.п. Но, увы, все эти правильные слова здесь не помогут. Ибо верный ответ звучит так: на арабском. Лично я крайне признателен имаму мечети за это, т.к. попрактиковать арабский было одной из главных целей моей поездки.

Так есть национализм в исламе или нет? Конечно же, нет. Я думаю, что имам «Большой мечети» в Эль-Кувейте одну из следующих своих проповедей посвятит именно этой теме.

Абра кадабра бум

Однажды А.В.Полосин (в одной из наших с ним бесед) очень точно охарактеризовал состояние русскоязычной проповеди ислама – «птичий язык». С ним нельзя не согласится. Когда слышишь фразы типа «В яумуль кыяма только мумины с чистым иманом войдут в джаннат», то невольно задаешься вопросом: «А на каком языке это было сказано?»

За последние годы многие молодые мусульмане славно потрудились, чтобы овладеть арабским языком. Однако большинство из них палец о палец не ударили, чтобы хотя бы немного улучшить свой русский. И о каком качестве переводов после этого можно говорить? Более того, как показывает опыт личного общения, абсолютное большинство религиозно образованных мусульман не знакомы с наукой о теории перевода. Они даже не знают, что существует такая дисциплина. И сильно удивляются, когда впервые слышат об этом. Впрочем, это не мешает им браться за переводы религиозных текстов.

Интересно и другое. Очень часто коверкают русский язык именно те, кто выступает за русско-ориентированные мечети. Люди, владеющие великим и могучим немногим лучше Джумшута и Равшана смело взбираются на минбар и ведут проповедь на чистейшем птичьем диалекте русского языка. И если такому проповеднику кто-то намекнет, что неплохо было бы обогатить свой словарный запас чтением произведений Л.Толстого, то он ответит, что истинное знание только в арабских книгах. А затем, что-то вспомнив, добавит: «Толстой? А-а-а. Слышал о нем. Это же он принял ислам». Потом мы удивляемся, почему образованная интеллигенция не ходит в мечеть.

В мечеть надо ходить даже вопреки имаму. Но когда имам каждую пятницу своим языком потрошит мозг образованного человека, то это выдержит далеко не каждый. Нечто похожее периодически случается в моей семье. Когда я (которому на ухо не медведь, а стадо слонов, не наступили, а сплясали лезгинку) в домашней тиши иногда пытаюсь исполнить какую-нибудь песню, то это приносит моей супруге, имеющей музыкальное образование, невыразимые душевные страдания. Подобные муки испытывают и представители интеллигенции, когда слышат речи многих наших религиозных проповедников. Только в отличие от моей супруги, они разворачиваются и уходят. Мы же плюем им в спину и кричим вдогонку: «Лаанат Аллаха будет на кальбе того, кто трижды без сабаба оставит джума». Повторюсь: в мечеть надо ходить даже вопреки имаму.

Забавно наблюдать за людьми, у которых не хватает слов, чтобы перевести на русский какую-нибудь арабскую цитату. Вместо того, чтобы признаться в этом, они часто прикрываются громкими словами о божественности арабского языка, мол, ни один язык в мире не способен передать всех его оттенков и нюансов. И, дескать, именно поэтому перевод одного предложения они превращают в долгие пространные рассуждения. Конечно, если мы говорим о разновидностях верблюдов, то для их описания русский будет гораздо беднее арабского. А если речь заходит об описании зимы? Наст, изморозь, иней – вряд ли бедуин из пустыни сразу поймет, что здесь имеется ввиду и тем более сможет подобрать соответствующие слова. А может ли арабский язык состязаться с эскимосами в количестве слов для обозначения моржа? А с чукчами – в количестве наименований оленя или разновидностей снега? Для своего природно-географического ареала и культурно-исторического контекста каждый язык по-своему божественен! Но даже при всем при этом, в большинстве случаев проблемы межкультурной коммуникации могут быть вполне преодолены, правда, при условии, если переводчик владеете обоими, а не только одним языком.

Не надо путать также перевод и толкование. Многие религиозные понятия не передаваемы одним словом, но это не значит, что они непереводимы. Для того, чтобы объяснить, что обозначает, скажем, слово «рух» даже у опытных духовников могут уйти годы (и этого все равно будет мало). Но ведь на растолкование слова «дух» потребуется не меньше времени. Дело здесь не в языке, а в глубине понятия.

Поэтому факт того, что арабский – это язык божественного Корана отнюдь не отменяет то, что многие религиозные деятели российского ислама просто малограмотны в контексте владения государственным языком своей страны. И иногда, обращаясь к ним, в сердцах хочется воскликнуть: «Хватит птичьего языка! Говорите на родном или учите русский!»

Русско-ориентированные мечети

Сергей Градировский, который несколько лет назад выступил с инициативой проекта «русского ислама» (т.е. ислама на русском языке, ислама как части русской культуры), в наши дни ликуя празднует победу. Поначалу практически все восприняли его идею в штыки, а теперь многие мусульмане Центральной России (сами того не зная) откликнулись на его призыв и яростно выступают за русско-ориентированные мечети. Формально это называется по-другому: (в)неэтнические мечети.

Стерилизованные от национального влияния мечети, выдаваемые за исламский идеал – это миф, которого в жизни не существует. Национальный менталитет – это не куртка, которую можно снять при входе в мечеть. Переступая порог храма, мусульмане неизбежно привносят вместе с собой многоликий шлейф своего национального бытия. Поэтому когда нас призывают превратить мечети в безликие макдональдсы духовности, т.е. территорию, где вытравлено все национальное, мы должны помнить – это вранье. Подобные лозунги – лишь прикрытие для борьбы одного национального влияния с другим. В России, как правило, подобные лозунги звучат в контексте изживания из мечетей всего татарского, в первую очередь, языка проповеди. Однако взамен никто не предлагает вести проповедь на эсперанто. Вместо татарского языка приходит русский, а духовная атмосфера заполняется либо арабским, либо (в разных вариантах) кавказским наполнением. Национальный фактор никуда не девается.

Татары, в каком бы городе ни оказались, первым делом всегда строили мечети (кстати, за пределами страны тоже). Несмотря на жуткое противостояние Церкви и мощнейшее давление государства по всей Центральной России, куда татары приехали на заработки, они смогли построить мусульманские храмы. Сегодня в эти же регионы также за заработком устремились мусульмане других национальностей. Наконец-то мусульманская умма расширилась и теперь, казалось бы, вместе легче будет решать общие проблемы. Но нет. Разросшаяся до двух миллионов человек исламская община Москвы продолжает ютиться на крошечном пятачке четырех (суннитских) мечетей. Конечно, мечети, построенные татарами, открыты для всех верующих, какой бы национальности они ни были. Мы все братья. Но не странно ли, что за постсоветские годы количество мусульман в Москве увеличилось в десятки раз, а количество мечетей только вдвое? И это при том, что именно в Москве проживают богатейшие и влиятельнейшие мусульмане в российском исламе, многие из которых отнюдь не татары. Вот бы где проявить свой воинский дух!

Однако вместо борьбы за свои конституционные права на строительство новых исламских храмов мы своими же руками создаем в мечетях внутримусульманский конфликт: московским татарам не нравится, что теперь им приходится читать пятничный намаз на газетке лицом в грязь, а их единоверцы других национальностей возмущаются против татарского «засилья» в мечетях и всячески изживают его. Получается, что мечети становятся не местом единения мусульман, а объектом раздора.

Избежать этого ненужного конфликта можно если признать, что мечетей должно быть много. И проповеди в интернациональных мегаполисах должны звучать на разных языках: таджикском, русском, чеченском, татарском и других. Разве не сказано, в Коране: «Мы создали вас народами и племенами, дабы вы познавали друг друга»? Ни один мусульманский народ не должен быть ущемлен и обижен. Русские и обрусевшие мусульмане - это хорошие люди, но они не единственные, кто живет в нашей стране. Однако ведь дело не только в языке проповеди. В мечеть люди приходят также за советом, они приходят излить свою душу. Но никакой татарский имам не сможет понять таджика так, как его смог бы понять родной земляк. А узбек не сможет по-настоящему услышать душу чеченца. Ведь помимо языковых барьеров есть существенная разница в менталитете. Однако из-за того, что мы как коршуны вцепились в одни мечети и как малые дети играем в царя горы страдают простые мусульмане. И вместо того, чтобы бороться за право на строительство новых мечетей (как это всегда делали татары) горячо любимые мною братья придумали лозунг: «Ислам вне (вариант: превыше) национальностей». Так они оправдывают свое бездействие и трусость пойти наперекор чиновникам-исламофобам (которые точно не погладят по головке инициаторов строительства мечетей), а также обосновывают свое законное право на уже готовые мечети вместо того, чтобы засучив рукава и вооружившись законом обогатить Москву новыми исламскими храмами.

Ислам действительно выше национализма. Данный тезис означает идею абсолютного братства в исламе, равенства всех верующих перед ликом Всевышнего. Никакая национальность не может быть поводом для иллюзии своего мнимого превосходства, ибо думать так – глупость и убожество. Именно такой убогий национализм осуждается в исламе, который при этом не призывает игнорировать и истреблять национальное бытие мусульман. Об этом я, скорее всего, напишу отдельный пост. А сейчас хотелось бы еще раз коснуться вопроса о языке проповеди.

Нам говорят: в мечетях проповедь должна быть на русском языке. Конечно, если мечеть единственная в городе, а община многонациональная, то данная мера вполне оправдана, более того – необходима. В пользу нее есть один мощный рациональный аргумент: люди должны понимать, о чем говорит им имам. В этой связи меня искренне умиляют заезжие арабы когда ведут рассуждения в подобном ключе и соловьем заливают о том, что в исламе нет национализма. Милые гости, которым я всегда рад, с умным видом говорят банальнейшие вещи и при этом учат меня, как мне жить в моей стране. С недавнего времени к ним добавилось и московское многоголосье латентных поклонников идей Градировского, которых возмущает желание татар вести в Татарстане проповеди преимущественно на татарском языке.

И еcли я вижу в глазах приезжего араба проблески ума, то иногда обращаю его внимание на то, что напротив Св. Каабы отгрохан очередной саудийский новодел – многоэтажный отель «Хилтон». Ее построил отец всемирно известной шлюхи Перис Хилтон, которая вскоре унаследуют эту гостиницу в священных землях ислама. Уважив семью Хилтон, саудийские власти при этом не считают нужным уважить миллионы мусульманских паломников со всего мира и продолжают заставлять своих имамов вести проповеди на непонятном многонациональному большинству языке. А как же на счет того, что люди должны понимать, о чем говорит им имам? С рациональной точки зрения в Мекке (по-крайней мере в сезон хаджа) проповедь должна звучать не на арабском, а на английском – языке международного общения. Однако саудийские власти плюют на потребности простых мусульман (они же не Перис Хилтон!) и продолжают политику арабского национализма, который определяет язык проповеди не только в Хараме, но и в квартальных мечетях Мекки. Кто-то обязательно возразит, что у арабского языка в исламе особый статус. Согласен. Значит, все-таки рациональные аргументы не работают? Тогда что же нам мешает признать, что для татар, чеченцев, таджиков и других народов особым статусом обладают их родные языки, а не великий и могучий?
ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Уважаемые читатели сайта «Исламский портал», представляем вашему вниманию правила комментирования на нашем сайте.

1. Запрещаются любые оскорбительные высказывание в адрес ислама и личности нашего Пророка Мухаммада (с.а.в);
2. Не позволяются высказывания оскорбляющие другие религии и сеющие межнациональную и межрелигиозную рознь;
3.Запрещается любая ненормативная и оскорбительная лексика;
4.При комментировании статей и постов, не разрешается переходить на личности. Просим вас высказываться по существу обсуждаемых проблем и тем;
5.Запрещается выкладывать гиперссылки на другие Интернет-ресурсы;
6. Не разрешается в комментариях публиковать большие цитаты и куски чужих текстов. Формулируйте и высказывайте свою точку зрения. Цитирование возможно, однако, в меру.

Редакция «Исламского портала» оставляет за собой право удалять комментарии, которые не соответствуют правилам сайта.

С уважением,
администрация
Islam-portal.ru